Залы Музея



Кащенко Всеволод Петрович
Выготский Лев Семёнович
Лурия Александр Романович
Рау Фёдор Андреевич
Рау Наталия Александровна
Рау Фёдор Фёдорович
Соколянский Иван Афанасьевич
Боскис Рахиль Марковна
Дьячков Алексей Иванович
Гозова Александра Петровна
Корсунская Бронислава Давыдовна
Кулагин Юрий Александрович
Лебединская Клара Самойловна
Левина Роза Евгеньевна
Скороходова Ольга Ивановна
Нейман Лев Владимирович
Шиф Жозефина Ильинична
Слезина Нина Феодосьевна
Власова Татьяна Александровна
Морозова Наталия Григорьевна
Зыков Сергей Александрович
Новикова Любовь Абрамовна
Певзнер Мария Семёновна
Чулков Валерий Николаевич
Труш Владимир Денисович
Мещеряков Александр Иванович
Зислина Нелли Наумовна
Коровин Кирилл Георгиевич
Зайцева Галина Лазаревна
Носкова Людмила Петровна
Розанова Татьяна Всеволодовна
Катаева Александра Абрамовна
Земцова Мария Ивановна
Зикеев Анатолий Георгиевич
Багрова Инесса Георгиевна
Зыкова Татьяна Сергеевна
Чиркина Галина Васильевна
Каше Галина Амосовна


Контакты


Россия, 119121, Москва,
ул. Погодинская, д.8, к.1
e-mail: muzey@ikprao.ru

Корсунская Бронислава Давыдовна (1909 - 1986)


Бронислава Давыдовна Корсунская выдающийся отечественный дефектолог, работала над проблемами обучения и воспитания неслышащих детей. Главным достижением научной деятельности Корсунской было создание системы формирования словесной речи у глухих дошкольников. Основные положения этой системы изложены во многих трудах Корсунской и, прежде всего, в ее книгах «Обучение речи глухих дошкольников» (1960). «Методика обучения глухих дошкольников речи» (1969).
Б.Д. Корсунская придавала большое значение роли родителей в воспитании и обучении неслышащих детей - этой проблеме посвящена ее книга «Воспитание глухого дошкольника в семье» (1970).
Особое место в наследии Б.Д. Корсунской занимает работа «Читаю сам» (1976-78) - три сборника коротких текстов и рассказов, расположенных по возрастающей степени трудности. В конце каждого сборника помещены методические указания по работе с текстами для педагогов и родителей. По глубине и значительности замысла и исполнения этот труд является уникальным вкладом в педагогическую литературу и до настоящего времени используется при разработке различных подходов к обучению неслышащих детей.

Из книги Б.Д. Корсунской «Мамины дети»

«Я родилась в Киеве и чувствую себя виноватой и навсегда в долгу перед этим народом. Я рассталась с ним легко, устремившись в Москву к своим мечтам и планам. А ведь это он, Киев, не только выбрал мою судьбу, но и дал силы ее осуществить. Там, в Киеве, еще не понимая как и что, а только смутно чувствуя, я угадала свою профессию."
Это не было выбором, выбирают из чего-то, а она стояла где-то на отшибе или на вершине и как будто ждала меня. Так что, если и был выбор, он принадлежал не мне... 
Мама и отец, брат и сестра, родной дом, в котором доброта, понимание, достоинство были нормой отношений. 
Там, в Киеве, с первых шагов работы я обрела своих учителей Ивана Афанасьевича Соколянского и Рахиль Марковну Боскис.

Иван Афанасьевич Соколянский
Рахиль Марковна Боскис


Автобиография - трудный жанр, потому что, оценивая свою жизнь, человек вольно или невольно делает ее такой, какой видит и чувствует, какой помнит, какую чтит. Это так, ибо это закон жанра. Но тут моя жизнь приходит мне на помощь. Мне ничего не нужно вспоминать, нет опасности спутать дату, имя или даже событие. Все просто, потому что моя жизнь - это мои работы: книги, статьи. Книги разные, но все любимые и по существу об одном: неслышащие дети в мире полном звуков, шума, голосов. Как сломать преграду отчуждения? Как их учить и воспитывать, какие пути выбирать, как, почему? Книг не так уж много, могло быть больше, как мне кажется. Но ушло время на споры, доказательства, преодоление. И еще моя автобиография - мои ученики, маленькие и большие, их родители. Все остальное принадлежит только мне...»
Б.Д. впервые вошла в класс учительницей, когда ей было 18 лет. Это была киевская школа для глухонемых детей. 

Бронислава Давыдовна КорсунскаяВ 1935 году Б.Д. становится сотрудницей Московского экспериментального дефектологического института, с которым отныне навсегда связана ее жизнь, занимается проблемами развития речи глухих школьников. Анализируя причины низкого уровня их развития и речи, Б.Д. приходит к выводу, что от постановки обучения языку в дошкольном возрасте зависит ход овладения речью во всей дальнейшей жизни глухого.
В России со второй половины XIX века обучение глухих детей традиционно связывалось с устной речью. В основе обучения лежал «чистый устный метод», т.е. дети воспринимали новое слово с губ, а затем, овладев необходимыми звуками, произносили его. Слова для занятий отбирались по фонетическому признаку: чтобы легко читались с губ и были доступны в произношении. Цель обучения состояла в накоплении словарного запаса.
Как приходит ученый к открытию? По существу он ищет то, чего никогда не было. Но знания, интуиция, опыт побуждают его к поиску. Толчок был дан Л.С. Выготским. Теоретические положения великого психолога о том, что «воспитывать надо не глухого ребенка, но ребенка прежде всего», что «решает судьбу личности не дефект сам по себе, а его социальные последствия», оказали решающее влияние на направление научных поисков Б.Д., были внутренне, личностно близки ей. Это побудило Б.Д. критически отнестись к общепринятым приемам обучения и выступить против системы, сложившейся в теории и на практике.
В 1956 году в сборнике АПН «Известия» № 77 выходят две статьи Б.Д. Корсунской, в которых формулируется принципиально иной подход к обучению маленьких глухих детей. Не чистота произношения, не количество усвоенных слов составляют главную задачу обучения - «целью обучения неслышащего дошкольника является формирование и развитие его личности. Организация жизни и деятельности детей не должна подчиняться обучению речи. Обучение языку, отбор речевого материала должен быть обусловлен интересами детей, их повседневной деятельностью, потребностью в общении, впечатлениями окружающей жизни», - писала Б.Д. в статье «О путях формирования речи у глухонемого дошкольника». Как научная основа, как предмет изучения, это было абсолютно ново.


Реализация выдвинутой идеи требовала иной методики обучения. Б.Д. строит процесс обучения, опираясь на совершенно новые пути и формы работы: обучение речи осуществляется в контексте формирования личности ребенка; обучение языку и отбор речевого материала должны быть тесно связаны с практической деятельностью ребенка; формирование словесной речи является средством общения и осуществляется в процессе общения; раннее обучение чтению приобщает неслышащего ребенка к словесной речи, становясь источником его общего развития; в процессе обучения широко используется письменная речь, работа над формированием лексических и грамматических обобщений; работа над произношением и развитием слухового восприятия.

Однако Б.Д. понимала, что тогда формировать речь неслышащего малыша 1,5-2-х лет в деятельности и общении на устной основе было невозможно, и она обращается к такому специфическому средству как пальцевая азбука - дактилология. Б.Д. писала: «Дактилология могучее вспомогательное средство для овладения речью, используемое на ранней стадии обучения. Наряду с письменной речью, она дает возможность формировать речь в общении без оглядки на произносительные возможности детей. Использование дактилологии принципиально убыстряет и облегчает овладение техникой чтения и письма. Постепенно, по мере овладения устной речью, значение дактилологии в обучении ослабевает и почти сходит на нет. Однако она всегда остается для глухого действенным и незаменимым средством при затруднении в чтении с губ, в восприятии незнакомого слова».
Сняв зависимость от произношения, дактилология позволила интенсивно продвинуть речевое развитие, потому что дети овладевали качественно иным речевым материалом, и этот естественный, «действующий» словарь оказывал огромное влияние на развитие ребенка и способствовал ему. Как было доказано во многих исследованиях, обращение к дактилологии меняло не подход к обучению, а сам процесс становления речи ребенка, потому что позволяло учитывать его возрастные особенности и осуществлять отбор речевого материала, обусловленный потребностью ребенка в общении и деятельности.
Благодаря использованию дактилологии, дети рано становились читателями и перед ними открывалась роль Слова, печатного слова, книги. Это расширяло круг впечатлений ребенка, раздвигало границы его общения с миром. Однако молчаливого проговаривания не было никогда. Б.Д. прекрасно понимала значение устной речи, ее роль и на раннем этапе, и во всей последующей жизни глухого. Поэтому устной речи удалялось большое внимание: ребенок непременно проговаривал дактилируемое слово, фразу, произнося их устно, в той мере, в какой позволяли ему уже поставленные звуки. Таким образом, разработанную Б.Д. методику следует рассматривать с позиции устной речи, которая сопровождается дактилологией.
Говоря о созданной и разработанной Б.Д. методике обучения неслышащих дошкольников, необходимо подчеркнуть, что обучение как некая отдельная, изолированная область научного знания в трудах Б.Д. Корсунской отсутствует. Созданная ею система уникальна в том плане, что воспитательная, нравственная направленность пронизывает весь процесс обучения, будь то материал, отобранный для развития речи или по изобразительной деятельности. Выдвинутая Б.Д. задача формирования личности строится на нерасторжимой связи обучения и воспитания. В их нераздельном сочетании смысл и научного открытия Корсунской, и самой ее жизни.

Вспоминают родители


Воспоминания родителейПервое, о чем я тогда спросила: «Он будет говорить?», и Бронислава Давыдовна ответила: «Таня, она меня сразу Таней назвала, о чем вы волнуетесь? Конечно, он научится говорить, он будет понимать вас, понимать окружающих. Но запомните - главное не в этом. Главное - чтобы он стал полноценным Человеком, умел понимать хорошее, плохое, чтобы он прошел с достоинством по жизни. В этом ваша задача».
Эти слова меня потрясли. Я даже не сразу поняла, о чем она говорит. Понимаете, мы тогда как будто до конца не осознавали, кто у нас родился, что с ним делать. У нас было одно желание - убежать куда-нибудь, спрятаться, чтобы никто не видел нашего горя. Как это объяснить... Когда ты узнаешь, что твоей ребенок глухой, ты уже внутренне, инстинктивно признаешь, что он обречен на ущербную, неполноценную, несчастливую жизнь, и хоть это, может быть, и неправильно, чувствуешь свою какую-то ужасную вину и не хочешь жить. Это чувство вины было с нами неотступно, днем, ночью. Оно заслоняло все. И вот приходит человек, специалист и говорит: у вас хороший, нормальный ребенок. Он не слышит. С ним нужно заниматься, я помогу, я научу вас. И тогда впервые за эти полтора ужасных, невыносимых года я вдруг увидела, что мой сын - человек».

Статья Б.Д. КорсунскойБ.Д. писала: «Лишенный слуха ребенок, общение которого ограничено узким кругом людей - семья, педагог, неслышащие сверстники - рано становится объектом специального обучения, которое, по сложившейся традиции направлено на формирование его мышления, речи и воспитание бытовых навыков. Формированию простых, жизненно необходимых представлений, отражающих взаимоотношения людей, отношение к природе, животным, элементарные понятия о добре, справедливости, дружбе, развитию эмоциональной восприимчивости глухого ребенка уделяется мало внимания, и это наносит невосполнимый ущерб процессу становления полноценной независимой личности, ее нравственному и эстетическому воспитанию».

Вспоминают педагоги

«На первое место Б.Д. всегда ставила воспитание. Мы долго этого не понимали. Причем здесь воспитание? Мы должны учить, развивать. «Учить нужно, - говорила Б.Д. - мы и учим. Но впереди у них жизнь в мире слышащих людей. Это непросто быть глухим в мире слышащих. Одних знаний тут недостаточно. Если они будут нравственными людьми, если будут добры, справедливы, честны, им будет легче жить, потому что это нормы общечеловеческие. И их нужно воспитывать. И именно мы должны это делать».
Подмечая промахи, связанные с нашими взаимоотношениями с детьми, она открывала нам новый пласт педагогических понятий, воспитывая в нас не просто педагогов, но именно Учителей, тех самых учителей, о которых, спустя десятилетия, мы вспоминаем с благодарностью и любовью.

Журнал Человек. 1 номер 1997 годБ.Д. следила, как мы ведем себя с детьми, не выносила, когда на них кричали. «Понимаете, они не слышат! Не слышат вашей интонации, волнения. Они видят только ваше злое лицо, и ничего хорошего от этого быть не может. Нужно делать замечания, ругать за проступки, но лицо при этом не должно быть злым. Ребенок должен видеть, что вы расстроены, огорчены...
Однажды, наказав ребенка за дурное поведение, я сказала: «Ты плохой». Б.Д. услышала: «Никогда не говорите ребенку «Ты плохой». Скажите: «Ты поступил плохо. Потому что плохой поступок можно исправить, а «плохой» - это навсегда».
Воспоминания об ушедшем. Не говори ребенку ты плохойОна с пренебрежением относилась к нотациям, нравоучениям: «О какой любви к природе вы говорите, если цветы в группе засохли? Неужели вы не понимаете, что слова ничего не значат? Почему Миша ест руками, а вам это не мешает? Вы ругали Таню в группе, при всех - это непростительно», - так говорила она, давая пример поведения - детям и урок воспитания нам.
Сейчас появляются новые системы обучения неслышащих дошкольников, более современные, более технически оснащенные, но система Б.Д. в другой шкале оценок. В ней есть ощутимая глубина и удивительная гармония средств, требований, цели. И даже личности педагога. Работа требовала от нас таких душевных качеств, что мы как бы неизбежно должны были стать лучше. Поэтому более уместным мне кажется слово Учение. Система - это отлаженный механизм. Овладеваешь им и пользуешься. Здесь другое. Учение формирует твое мировоззрение, отношение к делу, к детям, твое понимание того, с чем ты столкнулась. Оно дает направление, толчок, а дальше ты включаешься сама, ищешь - придумываешь и в поисках ориентируешься на главное. А главным было воспитывать и развивать».

(Детские рисунки и детские высказывания из книги «Мы причастны»).

  • Луна холодная или горячая? 
  • Давно-давно, мне не было ни одного года, что я делал, расскажи! 
  • Мама, когда у Ани вырастут зубки? Потом у Ани вырастут зубки, потом я буду слышать? 
  • Я уже научился говорить, а когда научусь слышать? 
  • У меня две птички - дядя и тетя. 
  • Мама, расскажи мне что-нибудь. - Что значит - что-нибудь? – То, что ты сама хочешь.



Оценивая научное наследие Б.Д., не раз случалось говорить о ней, как о первопроходце:

  • Б.Д. стала автором системы, в которой формирование личности ребенка определяло методику его обучения
  • создав и возглавив Лабораторию дошкольного воспитания, Б.Д. вместе с сотрудниками разработала первую Государственную программу обучения и воспитания неслышащих дошкольников
  • Б.Д. разработала и ввела в практику систему работы родителей с неслышащими детьми
  • Б.Д. принадлежит идея создания двух первых в истории сурдопедагогики фильмов о маленьких глухих детях: научно-популярного «Я понять тебя хочу» и учебного «Если ребенок не слышит» - в помощь родителям для занятий с детьми; 
  • Б.Д. автор книги-пособия «Читаю сам» трех сборников простых, постепенно усложняющихся текстов и рассказов, снабженных подробными методическими указаниями, обращенными к педагогам и родителям. В них раскрывается принцип работы с рассказами, изложена подготовительная и заключительная стадии работы с текстами, направленная на то, чтобы ребенок до конца понял не только содержание, но смысл прочитанного.




«Читаю сам», 1-е издание (3 книги), 3-е издание (1-я книга)

Труд, над которым работала Б.Д. в последние годы, - книга «Мамины дети» остался незавершенным. Но написанные фрагменты доносят до нас опыт этой прекрасной жизни, опыт служения своему делу, позволяют услышать голос человека, у которого есть что сказать будущему.






Из незавершенной книги «Мамины дети»
Бессонница

...Как меняется все. Раньше дни казались длинными, а ночи такими короткими - только голову приложишь к подушке уже вставать. Теперь не так. Дни короткие, а ночи такие длинные... Удивляясь, я ловлю себя на том, что в эти долгие ночи, когда перебирают былое, я думаю о возможностях развития глухих детей, о путях и средствах их обучения, о проблемах воспитания.
Будет идти время, совершенствоваться техника. Нет сомнения, что произношение и развитие слуха навсегда останутся важнейшими в сложном процессе обучения неслышащих детей. Но становление личности, воспитание нравственных понятий, полноценное общее развитие, воспитание и развитие чувств задачи, составляющие социальную и психологическую основу сурдопедагогической науки, не менее важны.
Пройдут годы учебы, и дети вступят в мир, в котором будут работать, любить, создавать семью, растить детей, общаться со множеством людей. Как сложится их жизнь в этом мире - зависит от их личных качеств и от судьбы. Над судьбой мы не властны, а личность формируется сейчас и потому воспитание достойной, нравственной, свободной личности - это не столько ее настоящее, сколько будущее.
Длится ночь, и я думаю о том, что сделала, поняла и что не успела, не довела до конца, я думаю о науке, с которой связана вся моя жизнь. Зная прошлое, я хочу представить ее будущее. Убеждена, что, кроме дефектологов, в создании методик обучения должны принимать участие психологи, философы, социологи, ведь глухие люди - социальная проблема, прежде всего. Полагаю, что много ложных, неоправданных решений было принято оттого, что их определяли только дефектологи со своих узких, а порою и намеренно замкнутых позиций.
Ночь длинная, я думаю о том, как сложится жизнь моих детей, моих последних, «книгочеев и философов», таких свободных, независимых, добрых.
Кем они станут? Все ли мы сделали для них? Школьная жизнь идет у них непросто. Они раскованы, свободно вступают в спор, круг их интересов широк и разнообразен. Иным педагогам это нравится, других - раздражает. Чей это просчет - наш, детей, педагогов, инерции привычки?..
Длится ночь, и я думаю о матерях, о роли и значении родителей в жизни неслышащего ребенка. Сколько их прошло за 40 лет моей работы! Все разные, и только горе общее - глухой ребенок. В первые минуты, когда родители узнают диагноз, они потрясены самой возможностью существования такого недуга чувством необъяснимой несправедливости и вины перед ребенком. Почему? За что? Потом наступает осознание случившегося, и как будто со стороны они видят болтающих, смеющихся детей, среди которых никогда не будет стоять как равный их ребенок. Как будут смотреть на него окружающие? Как, отделенный от всех глухотой и непониманием, станет он жить в этом гремящем мире, кем будет работать, передастся ли глухота его детям... Длинный, горестный список вопросов, среди которых пока нет главного. Потом приходит черед и ему: «Что я, мы, родители, можем сделать? Как помочь?» Я начинаю говорить о том, что горе не так велико, как это кажется сейчас. Что ребенка нужно учить и участие родителей в этом незаменимо и бесценно. «Но как же его учить, ведь он не слышит!» Я объясняю, играю с малышом. На его лице внимание, интерес. Это первое занятие малыша. Или первый урок родителям».
В архиве Б.Д. сотни родительских писем, полных отчаяния, смятения, ужаса перед случившейся бедой. Б.Д. не оставляла без ответа ни одного письма, но, отвечая, знала, сколько их еще не написано.
Так родился замысел книги «Воспитание глухого дошкольника в семье».



Из книги «Воспитание глухого дошкольника в семье»


...Все специальное обучение ребенка, формирование его речи, мышления должно осуществляться в единстве с воспитанием его личности... Для усвоения речи необходима определенная готовность ребенка. Вот почему, прежде чем обратиться к выполнению специальной задачи - формированию речи, следует целеустремленно воспитывать у него привычки и навыки, свойственные и доступные детям его возраста. Если вы не сумеете сами научить ребенка правильно сидеть, есть, умываться, выполнять доступные его возрасту движения, которые в значительной мере характеризуют степень его развития, то едва ли вам удастся выполнить те серьезные задачи, которые стоят перед вами в связи с формированием его речи. Достигнув успеха в обучении общим умениям, можно перейти к решению специальных задач. Если вы начнете обучение с привития бытовых навыков, у ребенка постепенно появится привычка усваивать то, чему его учат, а вы приобретете начальный педагогический опыт и полнее осознаете, как сложен процесс обучения и воспитания».
Книга для родителей по-настоящему увлекательна. Доступно, последовательно раскрывает она основы наук, которые придут на помощь, - мир детской психологии, дефектологии, педагогики. Знание даже самых простых научных установок делает работу с ребенком осмысленной и грамотной. За точными, конкретными советами стоит громадный личный опыт, и страстное желание научить, помочь поверить в свои силы.
При этом книга для родителей была только частью глубокой, творческой связи Б.Д. с родителями ее маленьких учеников. Каждую неделю Б.Д. проводила собрания - подводя итог минувшей недели, оценивая записи в дневниках, которые вели родители, занимаясь с детьми, объясняла, учила. Училась сама, проникая в мир тревожных, мучительных сомнений; трудных, поначалу неразрешимых проблем, которые вставали перед «ее» родителями.



Из книги «Мамины дети»


«Я люблю родителей «своих» детей. Если говорить честно, я перед ними преклоняюсь... Каждую неделю мы обменивались тетрадями: родители давали свои записи, я возвращала прежние с замечаниями, вопросами, советами. Это была одна из самых трудных для родителей форм работы. Инженер, повар, врач, уборщица были ли они готовы к этому? Некоторые были, большинство - нет. Требования казались непомерными, да и не очень относящимися к делу: провести занятия - это понятно. Но зачем писать, как эти занятия проходили? Первые родительские записи скудны, обрывочны, случайны. Поел. Поспал. Плакал. Но через год они как будто достигли черты, за которой зрение и слух обретают другое качество. Записи становятся интереснее, осмысленнее, глубже: сын легче усваивает, когда с чем-то сравниваешь: дактилирует легко, а произносить не хочет, потому что трудно. Не только факт, но и анализ – почему не любит, в чем трудность. Теперь их внимательный, обученный, родительский взгляд подмечает то, от чего иные отмахнутся: сын предпочитает играть с маленькими и часто их обижает: этот ударил кошку, тот не любит, когда приходят гости, становится раздражительным и угрюмым: «я понимаю, что это от глухоты, но ведь нужно с этим что-то делать...» «никак не могу объяснить Тане, что такое сказка, она говорит неправда, так не бывает».
Со временем обращение к дневнику стало потребностью. Когда дети уходили в школу, мы собирались у нас дома, читали дневники, вспоминали. Было много слез, смеха и ощущение длинной, трудно пройденной дороги. Вот запись из дневника Люси Н. «Вы научили нас любить наших собственных детей, видеть в них, еще совсем маленьких, самостоятельных людей, считаться с их желаниями, задумываться о своих словах и поступках, постоянно помня, что рядом растет человек, чья жизнь и будущее зависят от нас».



Я знаю, что дело не только в системе, которая стала прорывом к качественно иным результатам обучения. В рабочих дневниках родителей я встречаю слова радости, победы, счастья. Жаль, что никто не прочтет этих дневников, писем. Это важно для других. Потому что ноша легче, когда знаешь, что другими этот путь уже пройден. И видишь, что преодоление - возможно. И победа - возможна».


Выписка из приказа №35 по НИИ Дефектологии АПН СССРБ.Д. создает в институте экспериментальную группу для неслышащих дошкольников и руководит ею. Здесь рождались, проверялись, оттачивались положения, которые станут основой созданной Б.Д. системы работы с книгой. Здесь сложилось то сообщество единомышленников и друзей ученого, педагогов, родителей и детей, которое потом, спустя годы, останется в памяти светлой и благодарной фразой: «Когда мы ходили в группу...».
То, что вы сейчас прочтете - не воспоминание. Точнее всего назвать это свидетельством. Как ни странно, написанный 21 год назад, этот листок, который никто не берег, сохранился, затаившись среди рукописей, статей, записных книжек.
Сохранился. И после стольких лет молчания подал голос. И когда-то рядовой, чиновничий документ обрел значение символа, образа времени, его тяжелой поступи, его несправедливой, неотвратимой власти.
В день ухода из института Б.Д. записала: «Институт у меня отняли, но дела-то они отнять не могут». Два источника питали ее творческую мысль не оскудевая: вера в науку и любовь к детям.



Началась работа над книгой «Читаю сам».
Б.Д. была человеком увлекающимся, широким, однако путь ее в науке отмечен абсолютной цельностью и завершенностью. Ее первый труд «Читанка», букварь на украинском языке для неслышащих детей, написанный ею вместе с М.Д. Доброволенко, был опубликован в 1934 году. Ее последней работой стали книги «Читаю сам» - первые в России книги, написанные для чтения для неслышащих дошкольников.



«Читаю сам», 1-ое издание, 3 книги

С первых шагов в науке Б.Д. говорила о чтении как об источнике умственного и духовного развития человека, воспитания его чувств, нравственной основы, приобщения к миру, лежащему за пределами известных ему представлений. Свою главную авторскую задачу Б.Д. видела в том, чтобы пробудить в маленьких читателях любовь и интерес к книге.
«Читаю сам» - книги для чтения и развития речи, но, прежде всего, содержание текстов отмечено ярко выраженной нравственной направленностью. Простые, предельно облегченные, оригинальные и адаптированные тексты лишь очень условно можно назвать «художественной литературой», и все же именно они открывают перед глухим ребенком мир чувств, образов, понятий, не связанных с его повседневным, бытовым опытом. Вместе с тем, материал рассказов, сюжеты, поступки, взаимоотношения героев взяты из детской жизни, узнаваемы и понятны. Но за привычными ситуациями открывается первый пласт нравственных понятий и первый опыт нравственного анализа. События и поступки героев воспринимаются детьми как модель их собственной жизни, чтобы потом, со временем войти в эту самую жизнь, став убеждением и привычкой: заботиться о старых и слабых, жалеть животных, быть верным Другом.
В «Методическом руководстве» к сборникам «Читаю сам» Б.Д. писала:
«...С раннего возраста в жизнь слышащего ребенка легко и естественно входит устный рассказ взрослого, являющийся как бы предшественником самостоятельного чтения. По этой же модели - через рассказ к самостоятельному чтению - должно осуществляться и приобщение к литературе неслышащих дошкольников». Опираясь на результаты психологических исследований дошкольного детства, многолетний эксперимент и собственный опыт, Б.Д. выдвигает идею предварительного рассказывания. Почувствовать ценность рассказывания, привнести его в педагогику для неслышащих, мог ученый, не только знающий сурдопедагогику, но глубоко и остро чувствующий потери, которые наносит глухота личности человека, осознающий его обделенность в эмоциональных и духовных переживаниях. Привлекательность этого приема заключается еще и в том, что, начиная читать текст после рассказывания, дети, как им кажется, понимают его самостоятельно, и могут испытать одну из самых больших радостей, доступных человеку - радость общения с книгой.
«Читаю сам» - работа итоговая, основанная на принципах, сложившихся за годы исканий и громадном практическом опыте автора. Они и легли в основу Методических указаний к работе с рассказами. Рекомендуя тот или иной прием, Б.Д. учит, как его осуществить, как избежать ошибок, предупреждает трудности. Это пособие оказало огромное влияние на работу педагогов детских садов, качественно ее изменив. А для многих родителей рекомендации к работе с книгой стали единственной возможностью повседневного, естественного общения с малышом.
Три сборника рассказов - последнее, что успела сделать Б.Д. для неслышащих детей и их родителей. «Читаю сам» та нить, которая связывает неслышащего ребенка с первыми рассказами матери, с тем самым «Мама, почитай», которое мы проносим потом через всю трудную взрослую жизнь.
Книга «Мамины дети», над которой работала Бронислава Давыдовна, осталась незавершенной. И, тем не менее, книга состоялась. У нее другое название. В нее вошли тексты, подготовленные Б.Д. для своей книги, и другие воспоминания педагогов, коллег, родителей неслышаших детей, знавших Б.Д. и испытавших на себе воздействие ее личности. Несмотря на разнородность материалов, книга получилась цельной, пронизанной любовью к глухим детям, пониманием проблем их родителей и стремлением им помочь. Эта книга - продолжение жизни Б.Д. в науке и знак признательной и верной памяти ее последователей.





Элла Корсунская

Работает на Amiro CMS - Free