Залы Музея



Кащенко Всеволод Петрович
Выготский Лев Семёнович
Лурия Александр Романович
Рау Фёдор Андреевич
Рау Наталия Александровна
Рау Фёдор Фёдорович
Соколянский Иван Афанасьевич
Боскис Рахиль Марковна
Дьячков Алексей Иванович
Гозова Александра Петровна
Корсунская Бронислава Давыдовна
Кулагин Юрий Александрович
Лебединская Клара Самойловна
Левина Роза Евгеньевна
Скороходова Ольга Ивановна
Нейман Лев Владимирович
Шиф Жозефина Ильинична
Слезина Нина Феодосьевна
Власова Татьяна Александровна
Морозова Наталия Григорьевна
Зыков Сергей Александрович
Новикова Любовь Абрамовна
Певзнер Мария Семёновна
Чулков Валерий Николаевич
Труш Владимир Денисович
Мещеряков Александр Иванович
Зислина Нелли Наумовна
Коровин Кирилл Георгиевич
Зайцева Галина Лазаревна
Носкова Людмила Петровна
Розанова Татьяна Всеволодовна
Катаева Александра Абрамовна
Земцова Мария Ивановна
Зикеев Анатолий Георгиевич
Багрова Инесса Георгиевна
Зыкова Татьяна Сергеевна
Чиркина Галина Васильевна
Каше Галина Амосовна


Контакты


Россия, 119121, Москва,
ул. Погодинская, д.8, к.1
e-mail: muzey@ikprao.ru

Лебединская Клара Самойловна (1925 - 1993)



 Лебединская Клара Самойловна






ВОСПОМИНАНИЯ О КЛАРЕ САМОЙЛОВНЕ ЛЕБЕДИНСКОЙ
(19 декабря 1925 г., г. Харьков – 9 апреля 1993 г., Москва)


В.В. Лебединский
Клара Самойловна принадлежала к тому поколению людей, для которых начало войны стало рубежом между детством и взрослой жизнью. К этому времени она окончила только 9 классов школы. Отец ее был главным технологом Завода № 1 на Динамо, а мать – домашняя хозяйка, которая (это исключительный случай) была Депутатом Моссовета от домохозяек. Поэтому социальная активность К.С. была, по-видимому, унаследована от матери. 

Детство было счастливое: она была единственным ребенком в семье, любимым. Хотя, как она вспоминала, родители были очень заняты и могли мало уделять ей внимания. Для того, чтобы ребенок не стал беспризорным, мама записала ее чуть ли не с 5-летнего возраста во все кружки, которые в это время были популярны (театральный, кройки и шитья и т.д.). Что она там делала, она не очень помнила, но аккуратно их посещала. Она очень рано научилась читать и писать. И чтение книг для нее стало главным увлечением всего детства. Читала она все без разбора. Сама записалась в библиотеку и читала не столько детские, сколько взрослые книжки. В школе она училась хорошо, класс был очень дружный. В Москве К.С. находилась вплоть до страшных октябрьских дней 1941 года, когда немцы подошли к городу. В условиях, когда ожидали, что Москва будет сдана, началась срочная эвакуация в Куйбышев авиационного завода, на котором работал отец К.С. Были очень страшные морозы, станки везли на открытых платформах и ставили прямо на снег на новом месте. Отец К.С. как главный технолог руководил этой эвакуацией. Сердце не выдержало нагрузки, и он погиб от инфаркта (1941 г.). Мать и дочь остались вдвоем без всяких средств к существованию и без специальности. Мать к тому же была уже тяжело больна гипертонией. К.С. нужно было устраиваться на работу. Ее устроили на заводе отца чертежницей. Большую часть времени ей приходилось работать в цеху, потому что фронт требовал все больше и больше самолетов. И, как она вспоминала, в мороз еще не собранные до конца самолеты выкатывали на снег, а девочки-работницы в специальных подвесных люльках ставили заклепки на крыльях фюзеляжа. Пальцы прилипали к металлу, все руки были в крови. Работали по 12–14 часов в сутки. Сил идти домой не было, поэтому ложились около теплой батареи, заворачивались в теплые телогрейки и засыпали. Еда была очень скудной. Фактически жили на продуктовую карточку К.С., т.к. мать получала только инвалидную. 

В 1944 г. в Москве было организовано производство реактивных снарядов для катюш. Для работы на нем набрались люди, работавшие в Куйбышеве. Это была единственная возможность уехать в Москву (Москва тогда была закрытым городом). Москва ее встретила неприветливо: комната в коммунальной квартире, в которой ее семья жила до войны, была занята, все вещи пропали. Жили по родственникам. Мать устроили ухаживать за одной тяжелобольной родственницей, а К.С. попеременно ночевала то у одних, то у других родных. На заводе К.С. получила не только новую профессию, но и стала мастером ОТК. Работа была очень ответственная и тяжелая. Работая на заводе, она все время мечтала пойти учиться. Однако материальных условий не было никаких (родственники говорили, что надо работать), да и завод не отпускал. Единственной возможностью учиться была возможность пойти учиться по профилю производства, т.е. в авиационный институт. И К.С. решилась поступить на подготовительный в МАИ. Она вспоминала первое занятие на уроке русского языка, когда будущим студентам предложили написать диктант. Количество ошибок у большинства было чудовищно: 40-50. Многие из тех, кто поступили, вернулись только что с фронта. И это было понятно. Когда дошли до К.С., оказалось, что у нее ошибок нет. 

Вообще К.С. была чрезвычайно способным человеком, я бы сказал – разносторонним. 

Так и стала бы К.С. авиационным инженером, если бы не массовая демобилизация из армии. В институт пришли мальчики-фронтовики, и девочкам дали возможность забрать документы. К.С. понесла документы в медицинский институт. Одновременно работала ночной сестрой в психиатрической скорой помощи. Жизнь без жилья продолжалась. 

После окончания института П.К. Анохин предлагал ей работать в его лаборатории. Однако уже в студенческие годы К.С. участвовала в психиатрическом кружке при кафедре психиатрии и мечтала стать психиатром. 

После окончания Института К.С. была направлена на работу в психиатрическую больницу в г. Яхрома Московской области, где и проработала положенные 3 года. А затем реализовала свою мечту – поступила в ординатуру Института психиатрии им. П.Б.Ганнушкина к выдающемуся специалисту в области детской психиатрии Груне Ефимовне Сухаревой. С этого времени вся ее научная жизнь была тесно связана с Груней Ефимовной. 

Груня Ефимовна выделяла К.С. среди своих учеников и после окончания ординатуры, когда К.С. работала подростковым психиатром в поликлинике, каждый месяц приезжала к ней консультировать ее больных, что можно расценить как знак особого расположения. И как только возникла возможность, Г.Е. взяла ее работать сначала в клинику института, а затем и на кафедру Центрального ин-та усовершенствования врачей. Когда Г.Е. была уже тяжело больна, она доверила К.С. редактирование последней своей книги. 

По свидетельствам всех знавших К.С., вспоминают ее как блестящего лектора и тонкого диагноста, всегда благожелательно относящегося к больным и их родственникам. Как лектор она широко использовала примеры из русской и зарубежной классики. 

Несмотря на все трудности жизни, К.С. была баловнем судьбы – она была очень красива, успешна в своей профессиональной деятельности, оставила след в науке, была благожелательным человеком, привлекавшим к себе окружающих, человеком разносторонних интересов (классическая музыка, живопись, путешествия на байдарках и лодках). Была очень трудолюбива. Все ее достижения – результат большого труда. Ее нельзя было увидеть без какого-либо дела: если она не занималась своей профессиональной работой, она прекрасно шила, бесконечно перешивая небольшой гардероб своих платьев, что-то мастерила. Она была очень веселым человеком, любила петь, всегда побеждала в различных шарадах, любила кроссворды, в молодости она была сама энергия. 

Она была очень бесстрашным человеком – могла ночью поехать на дачу, выступить в защиту обиженных. Не будучи ни в комсомоле, ни в партии, была очень социабельна, могла организовать общественное мнение. 


В.В.Лебединский
Работает на Amiro CMS - Free