Залы Музея



Кащенко Всеволод Петрович
Выготский Лев Семёнович
Лурия Александр Романович
Рау Фёдор Андреевич
Рау Наталия Александровна
Рау Фёдор Фёдорович
Соколянский Иван Афанасьевич
Боскис Рахиль Марковна
Дьячков Алексей Иванович
Гозова Александра Петровна
Корсунская Бронислава Давыдовна
Кулагин Юрий Александрович
Лебединская Клара Самойловна
Левина Роза Евгеньевна
Скороходова Ольга Ивановна
Нейман Лев Владимирович
Шиф Жозефина Ильинична
Слезина Нина Феодосьевна
Власова Татьяна Александровна
Морозова Наталия Григорьевна
Зыков Сергей Александрович
Новикова Любовь Абрамовна
Певзнер Мария Семёновна
Чулков Валерий Николаевич
Труш Владимир Денисович
Мещеряков Александр Иванович
Зислина Нелли Наумовна
Коровин Кирилл Георгиевич
Зайцева Галина Лазаревна
Носкова Людмила Петровна
Розанова Татьяна Всеволодовна
Катаева Александра Абрамовна
Земцова Мария Ивановна
Зикеев Анатолий Георгиевич
Багрова Инесса Георгиевна
Зыкова Татьяна Сергеевна
Чиркина Галина Васильевна
Каше Галина Амосовна


Контакты


Россия, 119121, Москва,
ул. Погодинская, д.8, к.1
e-mail: muzey@ikprao.ru

Мещеряков Александр Иванович (1923 - 1974)




А.И. Мещеряков родился 16 декабря 1923 года в деревне Гуменки Скопинского района Рязанской области в многодетной крестьянской семье. Он успешно закончил начальную сельскую школу, и родители, видя его упорное стремление продолжить образование, специально переехали жить в г. Скопин, где Александр смог бы получить среднее образование. Сразу после окончания школы летом 1941 года был мобилизован в Красную Армию и рядовым солдатом участвовал в начавшихся сражениях Великой Отечественной войны. В октябре 1943 года был тяжело ранен и после длительного лечения демобилизован в 1944 году.

После госпиталя вернулся домой, но пробыл там недолго, вместе с другом поехал в Москву учиться дальше. Демобилизованных по ранению участников войны тогда принимали в институты без экзаменов, и А.И.Мещеряков поступил сначала в Нефтяной институт им. Губкина, где проучился почти год, понимая, что учеба там ему не приносит радости. Гуляя по центру Москвы, обратил внимание на названия факультетов Московского университета и заинтересовался совершенно новой и незнакомой ему специальностью – психология, которую тогда получали выпускники психологического отделения философского факультета.

В 1945 году он поступил на философский факультет МГУ им. М.В. Ломоносова, где начал учиться с большим интересом. На последнем курсе университета одновременно с учебой работал старшим лаборантом в Лаборатории физиологии высшей нервной деятельности Института нейрохирургии им. Н.Н.Бурденко АМН СССР у профессора А.Р. Лурии. После окончания университета А.И.Мещеряков поступает к нему в аспирантуру в Институте психологии АПН РСФСР. В 1951 году после печально знаменитой для психологии «Павловской сессии» закрывают лабораторию А.Р. Лурии в Институте нейрохирургии. Александр Романович переходит на работу в Институт дефектологии. Вместе с ним туда приходят на работу его ученики и аспиранты, в том числе и Александр Мещеряков. Одновременно с учебой в аспирантуре с апреля 1952 г. он работает там сначала просто рабочим, а через четыре месяца младшим научным сотрудником. Его научная работа в институте начинается в секторе клинического и патофизиологического изучения учащихся специальных школ, которым руководит Александр Романович.

В 1953 году А.И. Мещеряков защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата педагогических наук (по психологии) на тему «Нарушение взаимодействия двух сигнальных систем в формировании простых реакций при локальных поражениях головного мозга». С 1955 года он работал в НИИ дефектологии уже на должности старшего научного сотрудника, позднее получив это научное звание по физиологии высшей нервной деятельности. К этому времени он уже имел более 20 научных публикаций в этой области.

Именно А.Р. Лурия познакомил своего молодого сотрудника с работающим в этом же институте Иваном Афанасьевичем Соколянским, который не мог не обратить внимание на способного молодого человека, работающего в области ВНД. А.И. Мещеряков очень заинтересовался проблемами изучения и обучения слепоглухих детей, и с 1957 года стал фактически ближайшим научным сотрудником И.А.Соколянского.

После смерти И.А. Соколянского в 1960 году, А.И. Мещеряков осуществляет то, что не удалось его учителю при жизни – организует, наконец, лабораторию изучения и воспитания слепоглухонемых детей в Институте дефектологии в 1961 году и оформляет при ней экспериментальную группу по обучению слепоглухих детей. Он готовит к печати и издает в 1961 году большой сборник научных статей по проблеме слепоглухоты, где опубликованы три статьи И.А. Соколянского и очерк истории его жизни. Александр Иванович руководил лабораторией тринадцать лет (с 1961 по 1974 годы). Все это время он активно работал как организатор и исследователь, научный руководитель.

Его первая научная работа по проблемам слепоглухоты была опубликована в 1960 году. Это была статья «Некоторые проблемы образов в связи с особенностями формирования психики слепоглухонемого ребенка». Имея в виду тотально слепоглухого ребенка он писал, что все свои представления об окружающем мире слепоглухонемой ребенок формирует только осязательно. При этом он категорично утверждал, что без организации специального обучения, слепоглухой ребенок полностью лишается возможности психического развития. Он писал, что «в то время как у обычных детей очень многое (мир образов и т.д.) возникает в жизни вне педагогического вмешательства и контроля, у слепоглухонемых каждое психологическое приобретение должно быть целью специальной педагогической задачи». Первой задачей формирования человеческой психики А.И. Мещеряков считал формирование непосредственного образа окружающих предметов и простейших навыков поведения. «На первых этапах развития слепоглухонемого ребенка для формирования ориентировочного рефлекса на раздражитель необходимо предварительное безусловное подкрепление его», – пишет А.И. Мещеряков. Совершенно незнакомый предмет, данный в руки слепоглухонемому ребенку не удерживается, а вяло выпадает из его рук. «Однако засорившаяся соска, из которой перестает литься сладкая вода, или измененная форма ложки вызывают живую ориентировочную реакцию (ощупывание). «У слепоглухого ребенка возникновение и выраженность ориентировочного рефлекса определяется не новизной раздражителя, а, наоборот, сходством его с теми раздражителями, которые раньше подкреплялись».

Получив очень хорошую подготовку, как экспериментатор у профессора А.Р. Лурии он пытается продолжить свою работу в новой области в этом направлении. Но ему это удается только однажды: в 1969 году он публикует свою первую и последнюю экспериментальную работу в области слепоглухоты «О вероятностном характере сигнального восприятия у слепоглухонемых». Впоследствии он часто повторял, что был создан именно для экспериментальной работы, но множество нерешенных общих научных и организационных проблем в области слепоглухоты не давало ему возможности заниматься тем, что он хотел в науке.

В многочисленных научных работах, выполненных на материале обучения слепоглухих, А.И. Мещеряков разрабатывал теорию формирования потребностей человека, и, продолжая традицию И.А.Соколянского, подошел к проблеме психологических условий возникновения первых средств общения слепоглухого ребенка – жестов – из собственно предметного действия. Им было подробно проанализировано первоначальное обучение слепоглухого ребенка, которое строилось как совместная со взрослым деятельность по удовлетворению органических нужд ребенка по инициативной роли взрослого. Мещеряков описал, как постепенно эта деятельность из совместной превращалась в совместно-разделенную, благодаря уменьшению активности взрослого и передачи инициативы действия самому ребенку. Самостоятельное достижение результата действия, связанного с удовлетворением насущных потребностей становилось главным подкреплением этого действия и источником удовольствия для ребенка. Сформировавшийся навык быстро совершенствовался и укреплялся и ребенок начинал активно протестовать против помощи взрослого. Совместная с взрослым деятельность по обслуживанию нужд ребенка, по мнению А.И. Мещерякова, создавала условия для формирования общения. Первыми неспециальными средствами общения между взрослым и слепоглухим ребенком становилось начало практического действия, совершаемого взрослым. Являясь сигналом продолжения действия для ребенка, оно уже обслуживало функцию общения. В дальнейшем, реальные действия с предметами преобразовывались в жесты его изображающие – так появлялись специальные средства общения – естественные жесты. По мере накопления жестов, обозначающих хорошо знакомые бытовые предметы, они заменялись дактильными словами и т.д.

Одновременно с научной работой А.И. Мещеряков продолжает и доводит до конца огромную организационную работу по открытию специального учебного учреждения для слепоглухих в нашей стране (с 1939 года в нашей стране не было подобной школы). Для организации нового специального учебного учреждения А.И.Мещерякову и научным сотрудникам его лаборатории О.И.Скороходовой, Р.А. Мареевой, педагогам Казакевич Ф.М. и Васиной Г.В. необходимо было решить много организационно-практических задач.

Во-первых, нужно было выявить и учесть слепоглухих, нуждающихся в обучении. Для решения этой задачи были сделаны обращения во все областные отделы социального обеспечения России, в школы для слепых и в школы для глухих. С целью выявления слепоглухих были организованы выступления по радио. В результате этой работы в лабораторию обратилось много родителей, дети которых имели выраженные нарушения в развитии и нигде не обучались. Часть обращений касалось детей с глубокой умственно отсталостью. После уточнения и проверки было выявлено 340 слепоглухих, из которых 120 человек были в возрасте до 20 лет.

Второй задачей была собственно организация учебного учреждения для слепоглухих. Полученные материалы о слепоглухих детях, нуждающихся в обучении, давали возможность ставить вопрос об организации специального учреждения для этих детей. Еще при жизни И.А.Соколянского было отказано в организации такого учебно-воспитательного учреждения в системе специального образования. Понимая тяжесть их нарушения и необходимость организации не только педагогической, но и медицинской и социальной помощи было решено хлопотать об организации специального учреждения для слепоглухих в системе Министерства социального обеспечения РСФСР. Тогда уже известная на всю страну слепоглухая писательница и исследователь О.И.Скороходова обратилась с письмом о тяжелой участи слепоглухих детей в Правительство страны к К.Е.Ворошилову. С помощью своих университетских учителей – известных ученых А.Н. Леонтьева, А.В. Запорожца, А.Р. Лурии и Д.Б. Эльконина – А.И. Мещеряков начал хлопоты в разных инстанциях об организации Детского дома. В результате было принято решение об открытии Детского дома для 50 слепоглухих детей на базе расформированного детского дома для сирот в подмосковном Загорске.

Следующей задачей была подготовка учителей и разработка учебных материалов – программ и пособий, позволяющих начать процесс обучения. При Институте дефектологии были организованы курсы по подготовке педагогического персонала для обучения слепоглухих. Кроме А.И. Мещерякова и его сотрудников с лекциями на этих курсах выступали все ведущие научные сотрудники Института (М.И. Земцова, А.Г. Ипполитова, К.Г. Коровин, Э.В. Миронова, Л.А. Новикова, М.С. Певзнер, Ф.Ф. Рау, Н.Ф. Слезина, М.Б. Эйдинова и др.). Первыми учителями слепоглухих в детском доме были педагоги массовых школ, прошедшие курсовую переподготовку. После теоретического курса учителя из Загорска проходили педагогическую практику со слепоглухими Юлией Виноградовой и Натальей Корнеевой в Москве. Кроме учителей из Загорска там тогда проходили практику и выпускники дефектологического факультета МГПИ им. В.И.Ленина, которых распределили на работу в Загорский детский дом.

Одновременно с этим решалась и следующая задача – создание учебных программ и методических пособий для обучения слепоглухих. За очень короткое время были написаны и ротапринтно изданы материалы к программам по основным предметам обучения: математике, развитию речи, предметным урокам, трудовому обучению и физическому воспитанию. В создании их под руководством А.И. Мещерякова активное участие принимали Р.А. Мареева, В.А. Вахтель и Г.В. Васина.

Детский дом для слепоглухонемых Министерства социального обеспечения РСФСР стал принимать детей 1 сентября 1963 года. Там стали обучаться 50 слепоглухих детей из разных регионов РСФСР, а потом и всего СССР.

По созданному вскоре Положению о работе Детского дома вся диагностическая работа по отбору детей для обучения и по методическому руководству работой Детского дома была возложена на Лабораторию изучения и воспитания слепоглухих детей НИИ дефектологии АПН СССР.

А.И. Мещеряковым были определены принципы отбора детей в это специальное учреждение. «Слепоглухонемота не является простой суммой особенностей, имеющихся отдельно при слепоте и глухонемоте. При слепоглухонемоте отсутствует компенсация слуха за счет зрения, как это имеет место у глухонемых, и отсутствует компенсация зрения за счет слуха и речи, как это бывает у слепых. При слепоте даже частичная потеря слуха приводит к значительно большим отрицательным последствиям для развития ребенка по сравнению стой же потерей слуха у зрячего. Точно так же и частичная потеря зрения для развития глухого ребенка более страшна по своим последствиям, чем для слышащего.

Развитие ребенка с совокупностью дефектов зрения и слуха идет совершенно иным путем, чем у слепых или глухих. Эта особенность в основном заключается в том, что катастрофически падает возможность общения слепоглухонемого ребенка с окружающими его людьми. Именно это и является определяющим фактором в развитии слепоглухого. Поэтому при отнесении ребенка к категории слепоглухонемых нельзя исходить из формального установления у него лишь степени нарушения зрения и слуха.» (А.И. Мещеряков, 1974, стр. 59)

В школу для слепоглухонемых должны были приниматься глухие дети с любым поражением зрения, которое исключает возможность систематического использования его для чтения обычных учебников и препятствует возможности чтения речи с лица и с любым снижением слуха, которое привело к отсутствию или глубокому недоразвитию речи. К этому определению тогда присоединялось и определение степени обучаемости слепоглухих детей. Считалось, что заключение «о невозможности обучения слепоглухого ребенка должно быть сделано при наличии следующих условий: а) когда будет установлено, что в течение года попытки обучить ребенка не дали положительных результатов; б) когда вместе с этим врачами-специалистами будет установлено, что в основе отсутствия развития ребенка лежит умственная отсталость, вызванная органическими поражениями мозга». (А.И. Мещеряков, 1974, с. 65)

Результаты обучения слепоглухих детей фиксировались каждый день в специальных тетрадях-дневниках. На каждого ученика в конце каждой учебной четверти составлялась подробная характеристика, и подробно анализировались отчеты учителей по учебно-воспитательной работе в каждой группе. Все копии годовых отчетов поступали в лабораторию изучения и воспитания слепоглухих детей.

В Детский дом были переведены и двое воспитанников Лаборатории изучения и воспитания слепоглухонемых Института дефектологии АПН СССР Сергей Сироткин и Наташа Корнеева. Юля Виноградова осталась на обучение в Институте, а вскоре к ней присоединился и другой тотально слепоглухой ребенок – восьмилетний Володя Третьяк.

С 1964 года эта группа слепоглухих детей была оформлена как экспериментальная группа при лаборатории. Сначала она находилась в здании Института дефектологии, а затем она вошла в состав экспериментальной школы для глухих детей при Институте. В разное время в группе обучалось от двух до пяти слепоглухих детей.

Почти одновременно с организацией Детского дома для слепоглухонемых, под руководством А.И.Мещерякова была начата работа над проектом создания Учебно-производственного комплекса для слепоглухих детей и взрослых, было разработано проектное задание для строительства комплекса на 200 человек.

Вот как С. Сироткин вспоминает свои беседы в 1965 г. с Александром Ивановичем о том, каким должен был стать этот комплекс: «…я узнал, что главной проблемой является создание учебно-трудового комплекса. Мой собеседник рассказал, каким он видит его. Детский дом, школа, предприятие с жилыми домами и клубом составят один городок, где будут жить слепоглухие всех возрастов. Они будут разговаривать друг с другом дактильно, жестами и при помощи специальных аппаратов – телетакторов и коммуникаторов. Этих условий для общения слепоглухих между собой и окружающими зрячеслышащими нет в обычных школах и домах. В клубе слепоглухие будут играть, танцевать, проводить праздники и торжества. Будут библиотека, спортплощадка, бассейн, сад…» (С.Сироткин. Обретешь друзей. Алма-Ата,1978, с.128)

В это время начинаются новые контакты с зарубежными специалистами в области слепоглухоты. В 1961 году А.И. Мещеряков в составе делегации дефектологов посещает Румынию, в 1962 и 1967 годах принимает участие в международных семинарах по проблемам слепоглухоты в Великобритании. К нему с ответным визитом приезжают известные зарубежные специалисты из других стран мира.

Докторская диссертация «Слепоглухонемые дети (психическое развитие в процессе обучения)» с большим успехом была защищена А.И. Мещеряковым в мае 1971 года. По следам впечатления, которое было произведено защитой этой диссертации на научную общественность, Лабораторией обучения и воспитания слепоглухих детей под руководством А.И. Мещерякова НИИ дефектологии АПН СССР и психологическим факультетом МГУ им. М.В.Ломоносова под руководством академика А.Н. Леонтьева было решено начать эксперимент по обучению четырех слепоглухих студентов по программе высшей школы. А.И. Мещеряков решился воспользоваться этой благоприятной ситуацией, для того, чтобы продолжить эксперимент по непрерывному обучению слепоглухих, расширить возможности для научной работы лаборатории, привлечь к ее работе внимание более широкого круга специалистов. При этом самой главной его целью было воспитание группы активных и образованных слепоглухих людей, которые смогли бы привлечь к себе общественное внимание, создать в будущем национальную организацию слепоглухих для улучшения положения всех людей с подобными проблемами в стране.

Еще в феврале 1971 года четверо воспитанников Загорского детского дома для слепоглухих были переведены для окончания среднего образования в экспериментальную группу слепоглухих в Москву. Это были:

Лернер Юрий Михайлович, 25 лет, потерял зрение в 4 года, слух в 7 лет, с 9 лет обучался по программе начальной школы слепых индивидуально с педагогом на дому, продолжил обучение в Детском доме с 17 лет;

Корнеева Наталья Николаевна, 21 года, нарушения зрения и движений наблюдались после заболевания в 2 года 6 месяцев, с 9 лет обучалась сначала в массовой школе, а затем в школе слепых, но после 11 лет стала терять слух и с 12 лет обучалась в экспериментальной группе НИИ дефектологии, а затем с 13-ти лет в Детском доме;

Сироткин Сергей Алексеевич, 22 лет, тугоухий с рождения, ослепший окончательно в 5 лет, начавший обучаться под руководством И.А.Соколянского с 6 лет в детском саду для глухих с индивидуальным педагогом, а затем также индивидуально в школе для слепых, поступивший в Детский дом в 14 лет;

Суворов Александр Васильевич, 17 лет, ослеп в 5 лет, с 7 лет обучался в школе слепых, а после потери слуха в 11 лет поступил в Детский дом в Загорске.

Как видно из этой очень краткой справки, эти молодые люди в разное время потеряли слух и зрение, они имели разный опыт семейного воспитания и обучения. Все они разное время обучались по программам школы слепых. Их объединяло также почти 7 лет успешной совместной учебы в Детском доме для слепоглухих, где они обучались по программе старших классов массовой школы. Все четверо хорошо владели словесной речью, общались между собой и с окружающими с помощью дактильной речи, достаточно хорошо владели устной речью, чтобы их понимали слышащие люди. Но больше всего их объединяла забота и внимание Александра Ивановича, доверие к нему и желание продолжить свое образование.

Министерство высшего образования СССР дало разрешение на поступление четырех слепоглухих студентов вне конкурса, но с обязательной сдачей вступительных экзаменов (кроме математики).

Началась стремительная подготовка к экзаменам, затем их сдача и собственно обучение в МГУ.

Вся эта гигантская научная и организационная работа идет на фоне неблагополучного и ухудшающегося здоровья Александра Ивановича. В 1968 году у него случился первый инфаркт. После этого он часто и подолгу лежал в больнице из-за сердечной недостаточности. После очередного лечения в клинике он узнал о выходе его монографии «Слепоглухонемые дети» и, получив авторские экземпляры в издательстве, сразу принес их своим слепоглухим ученикам. Они вместе порадовались книге и проводили очень уставшего Александра Ивановича до дверей, в эту же ночь он неожиданно умер дома во сне. Это случилось 30 октября 1974 г. на 51-ом году жизни.

В 1981 году ему вместе с И.А. Соколянским посмертно была присуждена Государственная премия СССР за создание научной системы обучения слепоглухих детей

Библиография

1. Мещеряков А.И. Об участии прошлого опыта в выработке временных связей человека. // Вопросы психологии, 1955, N3.
2. Мещеряков А.И. Участие второй сигнальной системы в анализе и синтезе цепных раздражителей у нормальных и умственно отсталых детей. // Проблемы высшей нервной деятельности нормального и аномального ребенка (под ред. А.Р. Лурии), М., 1956.
3. Мещеряков А.И. Некоторые проблемы образа в связи с особенностями формирования психики слепоглухонемого ребенка. // Вопросы психологии, 1960, N4, с.111-120.
4. Мещеряков А.И. Памяти Ивана Афанасьевича Соколянского. Обучение и воспитание слепоглухонемых. Известия АПН РСФСР, вып.121, 1962, стр.5-10.
5. Мещеряков А.И. Особенности умственного развития слепоглухонемого ребенка в процессе его первоначального обучения. Психическое развитие в условиях сенсорных дефектов. Материалы симпозиума 33 XVIII. Международного психологического конгресса в Москве, М., МГУ, 1966, стр. 266-273.
6. Мещеряков А.И. Психическое развитие в условиях сенсорных дефектов.// Специальная школа, вып.6(126), 1967, с.131-139
7. Мещеряков А.И. Обсуждение проблем развития психики при дефектах органов чувств у человека //Вопросы психологии, 1968, N5, стр.157-168.
8. Мещеряков А.И. Иван Афанасьевич Соколянский //Специальная школа, вып.5, 1968, с.136-140.
9. Мещеряков А.И. Как формируется человеческая психика при отсутствии зрения, слуха и речи. // Вопросы философии, 1968, N9 (б).
10. Мещеряков А.И. О вероятностном характере сигнального восприятия у слепоглухонемых. // Дефектология, 1969, N2.
11. Мещеряков А.И. Обучение слепоглухонемых детей. // Советская педагогика, 1972, N1, с.66-73.
12. Мещеряков А.И. Опыт обучения детей, страдающих множественными дефектами//Дефектология, 1973, N 3, с.65-70.
13. Мещеряков А.И. Слепоглухонемые дети. Развитие психики в процессе формирования поведения.- М., 1974.
14. Bakhurst D., Padden C. The Mesheryacov experiment: Soviet work on the education of blind-deaf children. // Learning and Instruction. –vol., 1991, p.201-215.
15. Levitin K. One is Not Born a Personality. Profiles of Soviet Education Psychologists. Moscow, Progress Publishers, 1982, p.213-304.
16. Meshcheryakov A. Awakening to life. Moscow, Progress Publishers, 1974.
17. Regi T.E. Legacy оf the Past: Those who are gone but have not left.


Канд. психол. наук Басилова Т.А.

Работает на Amiro CMS - Free