Залы Музея



Кащенко Всеволод Петрович
Выготский Лев Семёнович
Лурия Александр Романович
Рау Фёдор Андреевич
Рау Наталия Александровна
Рау Фёдор Фёдорович
Соколянский Иван Афанасьевич
Боскис Рахиль Марковна
Дьячков Алексей Иванович
Гозова Александра Петровна
Корсунская Бронислава Давыдовна
Кулагин Юрий Александрович
Лебединская Клара Самойловна
Левина Роза Евгеньевна
Скороходова Ольга Ивановна
Нейман Лев Владимирович
Шиф Жозефина Ильинична
Слезина Нина Феодосьевна
Власова Татьяна Александровна
Морозова Наталия Григорьевна
Зыков Сергей Александрович
Новикова Любовь Абрамовна
Певзнер Мария Семёновна
Чулков Валерий Николаевич
Труш Владимир Денисович
Мещеряков Александр Иванович
Зислина Нелли Наумовна
Коровин Кирилл Георгиевич
Зайцева Галина Лазаревна
Носкова Людмила Петровна
Розанова Татьяна Всеволодовна
Катаева Александра Абрамовна
Земцова Мария Ивановна
Зикеев Анатолий Георгиевич
Багрова Инесса Георгиевна
Зыкова Татьяна Сергеевна
Чиркина Галина Васильевна
Каше Галина Амосовна


Контакты


Россия, 119121, Москва,
ул. Погодинская, д.8, к.1
e-mail: muzey@ikprao.ru

Певзнер Мария Семёновна (1901 - 1989)



Мой учитель и друг


14 апреля 2001 года исполнилось 100 лет со дня рождения крупного отечественного ученого, врача-психиатра, психолога и дефектолога, кандидата медицинских наук, доктора педагогических наук (по психологии), профессора Марии Семеновны Певзнер.

Научную деятельность Мария Семеновна Певзнер начала в психиатрической клинике г. Саратова, где работала по окончании Московского медицинского института. Ее экспериментальные исследования были направлены на изучение эмоциональных нарушений при энцефалитах у детей.

Научную деятельность Мария Семеновна успешно сочетала с педагогической, читая лекции студентам в Саратовском педагогическом институте.

В 1929 году на Ленинградском съезде, посвященном изучению поведения человека, Мария Семеновна знакомится с выдающимся ученым-психологом Л.С. Выготским, который высоко оценил ее научный доклад по патологии поведения у детей, перенесших энцефалит, и предложил ей сотрудничество.

Уже в 1931 году Мария Семеновна переезжает в Москву и начинает работать врачом-психиатром в Экспериментальном дефектологическом институте под руководством Льва Семеновича.

Тесное сотрудничество и дружба именитого ученого и молодого исследователя оказалась плодотворной и продолжалась до конца жизни Л.С. Выготского.

Во время Великой Отечественной войны Мария Семеновна, майор медицинской службы, заведовала отделениями в госпиталях Ашхабада и Свердловска.

М.С. Певзнер прожила большую и яркую жизнь. Ее научные интересы были разносторонними. Она обладала необыкновенным даром научного предвидения. Темы, которые она выбирала для изучения через какое-то время становились актуальными для всех.

Ее отличали широта и глубина видения каждой проблемы, острый аналитический ум, последовательность и смелость в решении малоизученных проблем.

Мария Семеновна верила в молодежь и активно привлекала молодых ученых к исследовательской работе. Она щедро делилась с молодыми коллегами своими идеями, мыслями, знаниями и легко воспринимала все новое. Ее душевная щедрость, заботливость, искреннее внимание к нуждам и проблемам сотрудников и друзей, готовность оказать помощь привлекали к ней самых разных людей. Она ненавидела ложь, глупость, предательство и обман, умела во время придти на помощь зашедшим в тупик и отчаявшимся молодым исследователям, увидеть рациональное зерно и смысл там, где другие его не находили и подсказать пути решения проблемы.

Ее труды имеют большое значение для развития медицины, психологии и дефектологии.

Научные интересы М.С. Певзнер были сосредоточены на ряде глобальных проблем, не утративших значимости до настоящего времени: психопатии у детей, олигофрения, наследственные и хромосомные заболевания, задержка психического развития, сложная структура дефекта.

Особое место в научной деятельности Марии Семеновны занимало изучение вопросов олигофрении: клиники, этиологии, патогенеза, классификации, определение наиболее эффективных методов лечебной и педагогической коррекции.

Большой вклад внесла Мария Семеновна в изучение наследственных и хромосомных заболеваний. Под ее руководством выполнены и защищены диссертационные исследования, посвященные этим проблемам.

В 60-70 годы основные научные интересы М.С. Певзнер были сосредоточены на изучении детей, стойко неуспевающих в массовой школе, но не являющихся умственно отсталыми. Эти состояния были квалифицированы ею как "временные задержки психического развития". Эта проблема захватила ее серьезно и результатом глубокого изучения явилась разработка классификации задержки психического развития у детей.

Мария Семеновна совмещала в себе качества блестящего ученого, клинициста, психолога и педагога. Большое внимание она уделяла практическим вопросам диагностики. Она сумела ввести в широкую практику метод комплексного и всестороннего обследования каждого ребенка с обязательным динамическим наблюдением за его развитием.

Лекции, которые читала Мария Семеновна, яркие, искрометные, живые, содержательные, артистичные всегда собирали большие аудитории.

Книги М.С. Певзнер пользуются большой популярностью, переведены и изданы за рубежом: в ГДР, США, Аргентине, Японии, Дании, Италии, Кубе, Румынии и Польше.

Она получала приглашения и принимала активное участие в Международных съездах и Конгрессах, и даже в те трудные "глухие годы" выезжала в ГДР, Францию, Данию, Англию, Венгрию, Чехословакию и т.д.

Долгие годы М.С. Певзнер возглавляла лабораторию клинико-нейрофизиологического изучения аномальных детей в НИИ дефектологии АПН СССР, сменив на этом посту А.Р. Лурию. Под ее руководством молодые специалисты уже через 5-6 лет защищали кандидатские диссертации, получившие высокие оценки специалистов. Также успешно заканчивали аспирантуру и защищали кандидатские диссертации ее многочисленные аспиранты.

Мария Семеновна умела ценить людей, дорожила ими, умела создать в коллективе атмосферу доверия, дружелюбия, партнерства и взаимопомощи.

Она умела прощать ошибки, заблуждения, но никогда не прощала лжи, непорядочности, предательства.

Ее отличали глубокая человечность, величайшее трудолюбие, оптимизм, высочайшая работоспособность, доступность, легкость в общении, душевная щедрость, терпимость, блестящая эрудиция и удивительное умение возвысить собеседника до своего уровня.

Уже будучи в весьма преклонном возрасте она организовывала научные экспедиции в Сибирь, на Дальний Восток, в Среднюю Азию, на Кавказ, в республики Прибалтики и т.д. и работала до глубокой ночи, значительно больше и продуктивнее своих молодых коллег.

До самых последних дней Мария Семеновна была в отличной физической форме, занималась разными видами спорта, любила плавание, хорошо ходила на лыжах, каталась на коньках.

Блестящий собеседник и рассказчик, разносторонне эрудированный, она хорошо разбиралась в живописи, увлекалась поэзией, была в курсе всех последних литературных новинок и театральных постановок.

В научных спорах и отстаивании истины всегда была аргументированна, решительна, смела, последовательна, иногда резка, обладала железной логикой и, как правило, побеждала.

В быту скромна и непритязательна. С большим юмором высмеивала свои попытки сделать что-то по хозяйству. С благодарностью принимала любую помощь, но никогда ни о чем не просила, была чрезвычайно гостеприимна и хлебосольна.

В командировках и научных экспедициях жила вместе с сотрудниками, не требуя себе особых условий и удобств.

Маленького роста, грациозная, она была красива живой теплой внутренней красотой, лицо освещалось огромными глазами, взгляд которых, казалось, проникал внутрь и освещал своим сиянием. Душой она была моложе своих молодых, по возрасту, коллег. Да, она была блестящим ученым, с острым, как бритва умом и в то же время, она была настоящей женщиной: кокетливой, игривой, задорной, обладала тонким чувством юмора. Она умела любить, и любить очень преданно и глубоко. До конца жизни оставалась верна своему чувству к безвременно ушедшему мужу, Игорю Михайловичу Рейснеру, боготворила его, вспоминала о нем с любовью и нежностью. В тяжелые голодные годы войны, Мария Семеновна, уже не очень молодая, сдавала кровь, чтобы поддержать больного мужа.

Мария Семеновна обожала детей, могла расположить к себе и разговорить любого ребенка, даже самого замкнутого, что свидетельствовало о подлинности и искренности отношения, ведь детей обмануть невозможно.

Клинические приемы в лаборатории продолжались до позднего вечера, до тех пор, пока не были обследованы все дети. Мария Семеновна никогда не отказывала родителям больных детей в помощи и, если узнавала, что кто-то из ее сотрудников отказался принять ребенка по причине занятости, сурово наказывала такого специалиста. А самым страшным наказанием, которое позволяла себе Мария Семеновна - полное игнорирование провинившегося, и оно оказывалось весьма действенным. Больше всего мы боялись лишиться ее доверия и уважения.

Сильный, гордый человек, борец, оптимистка по натуре, в последние годы жизни она часто испытывала чувства неудовлетворенности, горечи, тоски и одиночества, но не позволяла этим чувствам сломить себя и внешне, на людях, выглядела спокойной и уравновешенной.

Все, знавшие Марию Семеновну и удостоившиеся ее дружбы, постоянно вспоминают о ней, она живет в сердцах и памяти своих учеников и последователей, в их делах.

Научные идеи и мысли М.С. Певзнер, ее фундаментальные труды не утратили своей значимости и актуальности до настоящего времени, ее работы пользуются огромной популярностью среди ученых-исследователей, практикующих специалистов и при обучении студентов.

 / канд.пед.наук З.М. Дунаева



Душа без границ


Когда думаешь о Марии Семеновне, приходят на память известные стихи поэта:

Природа - мать! когда б таких людей
Ты иногда не посылала миру,
Заглохла б нива жизни.

Очень часто мы мысленно соглашаемся с другим поэтом, что "большое видится на расстоянии". В данном случае было не так.

Все сотрудники и аспиранты были абсолютно единодушны в своем мнении об уникальности и масштабности, дарованной свыше этому человеку. Будучи старше на двадцать, тридцать, сорок лет, Мария Семеновна превосходила всех нас своею мощнейшей энергетикой, гигантской работоспособностью, потрясающей целеустремленностью. Это был ураган! Спала она не больше пяти часов. Работала очень много, страстно, увлеченно, с наслаждением, не зная устали. Чувствовалось, что сам процесс мышления доставляет ей истинную радость. Вообще она все делала с удовольствием, с любовью.

Разборы детей в клиническом секторе - одно из сильнейших потрясений в моей жизни. Неинтересных случаев просто не было. Творчески применяя теорию Л.С. Выготского, она путем научного анализа на ваших глазах распутывала клубок взаимосвязей и взаимозависимостей в структуре дефекта изучаемых детей. Чем сложнее и запутанней был этнопатогенез, тем ярче, глубже, детальней был анализ патологических состояний.

В жизни Марии Семеновны было два титана, два кумира: Учитель - Лев Семенович Выготский и муж - Игорь Михайлович Рейснер. Им она поклонялась всю свою долгую и плодотворную жизнь, встреча с ними была судьбоносным событием в ее биографии. Она не просто часто вспоминала о них, но ощущалось постоянное присутствие в ее внутренней жизни этих людей.

Мария Семеновна была человеком очень сильных эмоций, глубоких и постоянных привязанностей: тех, кого она полюбила, с кем подружилась, она уже не забывала никогда.

Мы доверяли ей свои самые сокровенные переживания. Это была любящая, заботливая и требовательная мать. Поэтому все чувствовали себя защищенными. "Любимчиком" был каждый, потому что, будучи сама ярко одаренным человеком, она умела увидеть и оценить неповторимую индивидуальность каждого, в личности всех без исключения находила что-то позитивное, сильное, зачастую щедро, даже гипертрофированно преувеличивая положительные качества, едва обозначенные в нас. Зато под ее любящим материнским оком возникала потребность максимально соответствовать ее ожиданиям. С естественной и нерасчетливой душевной щедростью экстравертов она отдавала нам себя, свое драгоценное время. При этом вы всегда чувствовали, что общение было на равных, и радость от этого была взаимной. Распространяя вокруг себя избыток собственной творческой силы, она заряжала всех своей безграничной энергией. Мария Семеновна обладала потрясающим даром сопереживания и человеколюбия, сердце ее было открыто людям. Каждый больной ребенок был единственным в своем роде, неповторимым.

Внутри нее был неисчерпаемый кладезь сочувствия, внимания, заинтересованности.

Страдания, с которыми ежедневно на протяжении всей жизни приходилось ей сталкиваться, не делали ее сердце черствым. Работа с больными детьми и их несчастными родителями не превратилась в повседневную рутину. Она всем сердцем отзывалась на человеческое горе.

Научные интересы составляли смысл ее жизни. И все же Мария Семеновна была очень органична не только за письменным столом. Любя застолье, она оказывалась в центре любого общества. Любила рассказать не анекдот, нет ... "по-новому".

Речь при этом была литературно-отточенная, афоричная, образная. Лицо живое, темно-карие глаза яркие, блестящие. При своем бурном темпераменте, она никогда не смеялась громко. Лицо преображала сдержанная полуулыбка, очень женственная, добрая, мудрая, напоминающая джокондовскую своей таинственной многозначностью.

С каким нетерпением и радостью она встречала каждого, кто приходил к ней в дом, была щедрой, доброжелательной, гостеприимной хозяйкой.

Как всякий талантливый человек, она всю жизнь чему-нибудь училась: то осваивала новый кулинарный рецепт, то оригинальный способ полива цветов, когда уезжала из дома и оставляла их без присмотра. Как-то я услышала, как она им нашептывает строчку Есенина: "... как не любить мне вас, цветы, я с вами выпил бы на "ты".

С удовольствием в свои семьдесят и восемьдесят лет посещала лекции Натана Эйдельмана по истории и литературе, выступления Ю. Афанасьева, поэтические вечера в Политехническом, в Лужниках, в ЦДЛ, зачитывалась "самиздатом", словом, она была очень современным человеком. Казалось, время не властно над нею. Страстно занималась всю жизнь наукой, она никогда не чужда была чисто женских слабостей: любила красивую модную одежду, ювелирные украшения, хорошую косметику. При этом чувство меры никогда не изменяло ей. Во всем она была женственна, гармонична, проживая, казалось, счастливо свою жизнь.

Однако не все было так безоблачно и прекрасно.

Будучи ровесницей века, Мария Семеновна пережила все катаклизмы своей страны: революцию, войны, репрессии. Кроме того, трагедии в личной жизни. Тяжелейший период мучительных страданий был связан с потерей любимого мужа и друга И.М. Рейснера, она с трудом вышла из тяжелейшей депрессии. Спасалась морем, плаваньем. Часами не выходила из воды. Весь пляж со страхом и восхищением наблюдал за ее заплывами. Среди "сопляжников" был замечательный поэт - Леонид Мартынов, недавно вернувшийся из сталинских лагерей. Возвращаясь в Москву, они оказались в одном купе. Поэт поинтересовался у своей попутчицы, любит ли она поэзию и если да, то кого. Мария Семеновна, еще не зная кто перед ней, призналась, что в настоящее время увлечена недавно опубликованным Л. Мартыновым. Естественно, что тут же возник взаимный интерес друг к другу, с годами перешедший в дружбу длиною в жизнь. Любить и дружить Мария Семеновна умела.

У И. Бродского есть интересная мысль: "Человек есть то, что он читает".

Самым любимым, можно сказать программным, у Марии Семеновны было стихотворение Б. Пастернака, которое она часто читала вслух, вдохновенно и артистично. Вот только часть его:

Во всем мне хочется дойти до самой сути.
В работе, в поисках пути,
В сердечной смуте.
До сущности истекших дней,
До их причины,
До оснований, до корней,
До сердцевины.
Все время схватывая нить
Судеб, событий,
Жить, думать, чувствовать, любить,
Свершать открытья.

Мужество жить нашла в себе Мария Семеновна, пройдя через тяжелейший период в своей биографии, который был связан с уходом на пенсию и переходом в новый статус профессора-консультанта.

Максималистка по натуре, она переживала этот период как крушение, катастрофу. Жизнь без науки для нее не имела никакой ценности. Любя страстно своего сына, внука, правнучку, она в то же время не мыслила себя без дела. Мы все были свидетелями нечеловеческих страданий, мучительного отчаяния, которые были ею преодолены.

Память снует между минувших лет и словно проявляет фотопленку, отснятую твоими глазами двенадцать лет тому назад.

Это было ... уже за две недели до ее ухода из жизни, после операции физические силы уже покидали ее.

Помню ее долгий эмоциональный последний монолог о Выготском и Рейснере. Это было в июле, мы сидим на поляне, под нами обрыв, блестящая на солнце Москва-река, перед нами во всю ширь до горизонта "левитановские дали" дивной деревни Трутеево (место, снятое А. Тарковским в "Зеркале"). Яркий солнечный день, лазурно-ясное небо, любимое мною красивое и значительное лицо Марии Семеновны.

Она только что вернулась из "похода" по сельским магазинам, купила массу всяких хозяйственных мелочей для подарков соседям по даче, их она тоже очень любила, каждый был по-своему дорог. Она, профессор с мировым именем, эрудированная, энциклопедически образованная находила общее с любым деревенским жителем. Видимо, чувствуя, что это последнее ее лето, хотела оставить о себе память. Призналась, что на обратном пути ей было трудно идти, помогла незнакомая девушка.

Занимаясь всю жизнь изучением "творений", в конце пути Мария Семеновна обратилась к Творцу. Она прочла самую великую на свете книгу "Библию", пришла к Богу и поняла, что жизнь заканчивается смертью. Последние ее слова были обращены к мужу: "Игорь, я иду к тебе".

Так была поставлена гениальная точка в конце долгой, плодотворной, по-моему, счастливой и талантливо прожитой жизни, главным в которой была Любовь - в ее самом глубоком, широком, конкретном и многогранном проявлении.

Только теперь по-настоящему понимаешь, каким драгоценным было то время, какую счастливую Встречу подарила тебе судьба.

С невосполнимостью утраты примиряет только одно: постоянное ощущение присутствия в жизни этого бесконечно близкого Человека высочайшего класса. Мария Семеновна жива, она с нами! Не только мы, ученики, но у многих из нас дети, оказавшись под магическим обаянием этой Личности, стали дефектологами и вместе с нами продолжают ее дело.

Э.Я. Альбрехт.
Работает на Amiro CMS - Free