Рау Фёдор Андреевич. Биография (1868 - 1957)

Рау Фёдор Андреевич
Режим чтения


Жизнь и деятельность Ф.А. Pay *

Федор Андреевич Pay родился в 1868 г. 26 марта в г. Ульме в Вюртемберге (Германия), в семье рабочего металлиста, служившего на медно-литейном заводе Виланда. Кроме него было еще четверо детей, но все они рано умерли, и Фридрих Вильгельм (имя Фёдора Андреевича), бывший предпоследним ребенком, остался единственным в семье.

Родители Ф.A. Pay жили в тесной комнатке в башне водокачки. Фёдор Андреевич, вспоминая эту комнату, говорит, что хотя она была очень тесна, но в ней всегда царили удивительный порядок и чистота, и, несмотря на небогатую обстановку, комната имела очень уютный вид.

Отец Фёдора Андреевича, уже немолодой, но всегда бодрый и аккуратный, сознательный рабочий, был всеми любим и уважаем и имел большое значение в среде своих товарищей-рабочих. В воспоминаниях Фёдора Андреевича сохранилось, как отец брал его, тогда еще 6-ти летнего мальчика, на собрания к товарищам и там, поставив на столе, среди всеобщего внимания заставлял говорить стихи.

Заработок отца был очень небольшой, его не хватало, и поэтому матери Фёдора Андреевича приходилось постоянно работать поденно прачкой, судомойкой или сиделкой у больных и тем немного зарабатывать и пополнять более чем скромный бюджет этой трудовой семьи.

Когда Фёдору Андреевичу было 10 лет, он лишился отца, умершего от воспаления легких. Средства к существованию прекратились, кроме тех, которые добывала мать поденной работой, да небольшого пособия из городского попечительства о бедных. Нужда была до такой степени велика, что они осенью ходили в поле и подбирали оставшийся после выпашки брошенный картофель; пользовались остатками еды из больниц, где мать Фёдора Андреевича служила судомойкой, и это поддерживало их существование.

Несмотря на все это, Фриц (Фёдор Андреевич) учился в школе и показывал большие успехи, так что учителя обратили на него особое внимание.

С особенной нежностью и уважением Фёдор Андреевич всегда вспоминает свою мать. Несмотря на тяжелое материальное положение и горе, в ней ничто не могло убить интереса к жизни. Особенно любила она поэзию и по вечерам читала сыну вслух Шиллера и других немецких поэтов. Они вместе пели некоторые из гимнов, и эти вечера маленький Фриц особенно любил. В Фёдоре Андреевиче рано проявилась любовь к музыке и он всегда искал случая где-либо послушать ее. И до настоящих дней во всю жизнь Фёдор Андреевич остался любителем и глубоким знатоком музыки.

Постепенно, благодаря тому, что учителя школы, где учился Фёдор Андреевич, и Общество Попечения о бедных обратили внимание на успехи, оказываемые мальчиком и на крайнюю нужду его с матерью, стало несколько улучшаться материальное положение Pay. Особенно один из учителей отличал Фрица, часто навещал и поддерживал своей заботой.

Мать Фрица мечтала о том, чтобы ее сын вышел на учительскую дорогу. Когда ему исполнилось 14 лет, он был принят в учительскую семинарию и мать Фрица с великой радостью и гордостью объявила это сыну и показала полученную бумагу.

Но на другой день Фёдора Андреевича ждало неожиданное горе. Проснувшись утром, он увидел свою мать мертвой. Непосильная и долгая борьба с нуждой подорвали силы, а сильное волнение и радость ускорили конец, и она скоропостижно скончалась от паралича сердца, не успев даже проститься с сыном.

Таким образом, в 14 лет Фёдор Андреевич остался круглым сиротой на свете. Но друзья его не оставили. Учителя, Общество Попечения о бедных, врачи и бывший хозяин его отца, Виланд, с сыном которого при жизни своего отца Фёдор Андреевич был дружен, приняли в нем большое участие и поддержали его.

Случайно о смерти матери Фёдора Андреевича узнал его дальний родственник, довольно состоятельный человек. Он жил далеко, но принял опеку над Фрицем, помогал ему деньгами и посылал отеческие наставления в письмах. Позднее, когда этому родственнику пришлось свидеться с Фрицем, он говорил: – «Когда я увидел этого ребенка, его чудные глубокие глаза, я решил, что его нужно сделать человеком и не пожалел о своем решении. Я знал, что у этого мальчика будет широкая дорога»...

Проявившаяся в раннем детстве страсть к музыке не покидала Фрица и впоследствии. Когда один из знакомых – Докторр Плецингер, заботившийся о нем, подарил Фрицу скрипку, это доставило последнему великую радость. Он стал брать уроки на скрипке вместе с сыном Плецингера и быстро опередил своего товарища несмотря на то, что ему иногда приходилось разучивать упражнения где-нибудь на мансарде, где зимой стыли руки от холода. Но любовь к музыке превозмогла все и Фриц оказывал большие успехи в игре на скрипке.

В школьных занятиях Фриц шел одним из первых по всем знаниям и любознательности и настойчивости, с которой он учился. Но слабый, слишком злоупотреблял своими силами, углубляясь в работу и занятия по школе. Его интересовало и захватывало все. Между прочим, он сильно заинтересовался школой глухонемых, которая находилась на одном дворе с семинарией, и дети этой школы часто играли с учениками семинарии.

Глубоко заинтересованный глухонемыми, Ф.A. Pay однажды попросил разрешения присутствовать на уроках, и когда ему это разрешили, он по временам ходил в классы и наблюдал, как учат в школе глухонемых.

На последнем курсе семинарии Pay дали возможность практиковаться, замещая иногда отсутствующих учителей. Когда же он окончил семинарию, он получил назначение в том же городе Нюртингене на место одного из учителей нормальной школы, призванного на военную службу.

Таким образом, 19-ти летним юношей Ф.A. Pay сразу сделался учителем 90 детей. Это было 40 лет тому назад – в апреле 1887 г. И с этого года началась педагогическая деятельность Ф.A. Pay, вначале – среди нормальных, слышащих детей.

Интерес к глухонемым, однако, у Фёдора Андреевича не пропал. Его тянуло к ним, и мысль сделаться специалистом по обучению глухонемых не покидала Фёдора Андреевича все время. Он мечтал о том, чтобы попасть в школу знаменитого учителя глухонемых И. Фаттера во Франкфурте.

В июле 1887 г. Ф.A. Pay был переведен в местечко Ильсфельд, заместителем в начальную школу.

Здесь в конце сентября 1887 года он получил приглашение И. Фаттера поступить к нему в качестве учительского помощника. Это была для Фёдора Андреевича великая радость; недолго думая, он послал Фаттеру свое согласие, 1-го ноября 1887 г. приехал во Франкфурт и вступил в исполнение своих обязанностей. Почти полных 4 года он работал под руководством И. Фаттера.

Глубоко интересуясь положением глухонемых, Ф.A. Pay решил посвятить себя работе в той стране, где меньше всего сделано для глухонемых. Статистические данные о количестве глухонемых в России толкнули его на мысль уехать туда из Германии. И так как в это время Меннонитское училище в г. Тиге, Таврической губ., опубликовало в немецком журнале Organ der deutschen Taubstummenanstalten, что нужен учитель, Ф.A. Pay решил взять это место, и в 1891 году выехал в Россию. В Тиге Фёдор Андреевич работал не более полугода в школе. Затем принял место в одной частной семье, где воспитывал маленького глухонемого ребенка.

В 1896 году Фёдор Андреевич уехал в Москву, где открыл частную школу – пансион для глухонемых, кроме того занимался логопедией (исправлением дефектов речи у слышащих) и состоял Заведующим отделом глухонемых в Политехническом музее.

Около этого времени Фёдор Андреевич встретился с Наталией Александровной. Она уже тогда вела работу по обучению и воспитанию дошкольников (слышащих). Ею в Москве были созданы ясли для детей работниц фабрик и заводов, и она всей душой отдавалась этому большому делу. Жизнь и время определили выбор и в 1896 г. Фёдор Андреевич женился. С этого времени началась его совместная с Наталией Александровной работа, которая приняла определенный уклон в сторону научно-педагогической деятельности по обучению и воспитанию глухонемых. Они вместе стали мечтать о том, чтобы создать что-нибудь большое и полезное для глухонемых и оба вместе работали над проведением в жизнь этой идеи.

В 1899 году Фёдор Андреевич был назначен директором Арнольдо-Третьяковского Училища Глухонемых (теперь 1-й МИГ) и с этого года широко развернулась его деятельность.

В 1900 году, им совместно с Наталией Александровной, был открыт первый в России Детский Сад для глухонемых дошкольников. Были реорганизованы мастерские Арнольдо-Третьяковского Училища. В 1907 году он организовал сельскохозяйственную колонию для глухонемых. В 1910 и 1917 гг. организовывал Съезды учителей глухонемых. В период 1913–15 гг. устроил курсы для матерей и воспитательниц глухонемых детей дошкольного возраста. В 1910 г. организовал Отделение для умственно-отсталых глухонемых в колонии Сокольникове; в 1906 г. разработал устав училища глухонемых в Перерве (дачн. местность под Москвой); в 1911 г. – Кабинет машинописи при Городской Управе. Принимал участие в организации училища глухонемых в г. Туле. В Крыму им в 1920/21 г. были организованы: дом глухонемого ребенка, дом умственно-отсталого ребенка, дом слепого ребенка, колония для морально-дефективных, курсы для взрослых глухонемых и курсы по исправлению речи. Заведовал п/отделом дефективных при Крымнаркомпросе. В 1918 г. организовал специальные классы для оглохших при Арнольдо-Третьяковском училище глухонемых и филиальное отделение в Даниловском монастыре. В 1919 г. по его инициативе была открыта школа тугоухих. В 1922 г. Фёдор Андреевич состоял в институте детской дефективности (основанном В.П. Кащенко) в качестве лектора по сурдопедагогике. Читал лекции по исправлению дефектов речи школьно-санитарным врачам Мосздравотдела и на курсах по дошкольному воспитанию НКП.

С 1925 г. состоит профессором по кафедре сурдопедагогики и логопедии на дефектологическом отделении 2-го МГУ. Кроме того состоит председателем дефектологической секции исследовательского института научной педагогики, председателем методической комиссии по сурдопедагогике при СПОН Главсоцвоса и ответственным редактором журнала «Вопросы Дефектологии», издаваемого НКПросом. Вел курсы по переподготовке сурдопедагогов с ноября 1926 г. Работал в кружке по логопедии и логотерапии при Центральном Доме Работников Просвещения с 1924 г. Ведет консультацию и работу со студентами по логопедии.

Не перечислить всех громадных заслуг Фёдора Андреевича в области научно-педагогической деятельности и всех многочисленных обязанностей, которые он исполняет, служа науке и обществу. Фёдор Андреевич и в семейной жизни, как в общественной работе, оставался верным себе. Все эти годы и в личной жизни Фёдора Андреевича и Наталии Александровны не было ни одного дня без заботы о глухонемых и труда для них. Всегда и все было интересно и даже трудные минуты и неудачи не убивали энергии, а, наоборот, крепили мужество и работоспособность и толкали на большее. Сознание, что жизнь отдается полезно, удовлетворяло и помогало переносить неизбежные затруднения. В этом незаметно росло и крепло и личное счастье. Собственные дети Фёдора Андреевича сознают и хорошо понимают всю силу и значение этой большой работы для глухонемых и стремятся быть достойными своих родителей. Утром, в день юбилея, один из сыновей Фёдора Андреевича, поздравляя его, сказал: «Я боюсь, что не смогу быть достойным своего происхождения». На это Фёдор Андреевич ему ответил словами Шиллера: «Если ты не сможешь сделать что-нибудь большое, то сумей в маленьком деле быть большим».

В заключение мне хочется сообщить известный мне и глубоко трогательный случай из жизни Фёдора Андреевича: – в пору расцвета его деятельности, его друзья из Германии написали письмо, в котором звали его вернуться на родину и работать там, обещая устроить ему хорошее положение и дать место. Фёдор Андреевич ответил: «Нет, я Россию никогда не покину». Он остался верным своей цели до конца и вот теперь, спустя 40 лет его непрерывной работы на избранном поприще науки, страна, заменившая ему его родину, справедливо вознаградила его за все его заслуги и труды.

А. Ш.

От Редакции: – Очерк строго проверен и был составлен по записям и документам, хранящимся в семье Рау.

Россия, 119121, Москва,
ул. Погодинская, д.8, корп.1
e-mail: muzey@ikprao.ru