Залы Музея



Кащенко Всеволод Петрович
Выготский Лев Семёнович
Лурия Александр Романович
Рау Фёдор Андреевич
Рау Наталия Александровна
Рау Фёдор Фёдорович
Соколянский Иван Афанасьевич
Боскис Рахиль Марковна
Дьячков Алексей Иванович
Гозова Александра Петровна
Корсунская Бронислава Давыдовна
Кулагин Юрий Александрович
Лебединская Клара Самойловна
Левина Роза Евгеньевна
Скороходова Ольга Ивановна
Нейман Лев Владимирович
Шиф Жозефина Ильинична
Слезина Нина Феодосьевна
Власова Татьяна Александровна
Морозова Наталия Григорьевна
Зыков Сергей Александрович
Новикова Любовь Абрамовна
Певзнер Мария Семёновна
Чулков Валерий Николаевич
Труш Владимир Денисович
Мещеряков Александр Иванович
Зислина Нелли Наумовна
Коровин Кирилл Георгиевич
Зайцева Галина Лазаревна
Носкова Людмила Петровна
Розанова Татьяна Всеволодовна
Катаева Александра Абрамовна
Земцова Мария Ивановна
Зикеев Анатолий Георгиевич
Багрова Инесса Георгиевна
Зыкова Татьяна Сергеевна
Чиркина Галина Васильевна
Каше Галина Амосовна


Контакты


Россия, 119121, Москва,
ул. Погодинская, д.8, к.1
e-mail: muzey@ikprao.ru

Розанова Татьяна Всеволодовна (1928 - 2007)



Воспоминания М.В. Ипполитовой


Татьяна Всеволодовна являлась высокообразованным и талантливым ученым в области специальной психологии. Хотелось бы обратить особое внимание на ее основополагающие труды, являющиеся фундаментальными исследованиями в дефектологии. Еще в 1966 году была опубликована ее работа «Психология решения задач глухими школьниками», где она впервые освещает основные вопросы, раскрывающие причины возникновения трудности у глухих школьников при решении задач разных видов и типов, а также пути и методы выявления затруднений у этих школьников при решении задач разной сложности. В пособии освещаются основные этапы работы практических работников по разбору условий задач, показаны виды работ по выявлению понимания сущности условий задач, приводятся конкретные примеры изображения содержания задачи на уровне предметно-практической деятельности. Подчеркивается роль и значение подбора различного дидактического материала, использования предметно-практической деятельности при обучении глухих школьников решению арифметических задач. Это пособие на протяжении нескольких десятков лет является настольной книгой по обучению решению задач не только глухими, но и детьми с другими отклонениями в развитии.

В 1978 г. выходит ее монография «Развитие памяти и мышления глухих детей», в которой автор подробно освещает вопросы становления различных видов памяти у детей с нарушениями слуха. Особое внимание уделяется описанию особенностей формирования мыслительной деятельности у глухих; показана специфика развития мышления у глухих, во многом обусловленная особенностями их речевого развития, связанного в основном с нарушениями слуховой функции.

Татьяна Всеволодовна была не просто ученым, а творчески одаренным и талантливым специалистом. В последнее десятилетие Т.В. Розановой была разработана и научно обоснована система комплексного психолого-педагогического обследования школьников с нарушениями слуха. Она подобрала конкретные методики выявления особенностей речевого и психического развития этих школьников, определила пути видов помощи, которые помогают обнаружить и объяснить причины тех или иных затруднений глухих школьников при усвоении программного материала. Впервые при обследовании глухих ею были разработаны и применены на практике их обучения этапность оказываемой помощи, что дало возможность не только определить причины затруднений при усвоении программного материала, но и разработать методы их коррекции. Использование этапности помощи явилось новым шагом в развитии дефектологической науки – изучения и коррекции нарушенных функций у детей с ограниченными возможностями здоровья.

Татьяна Всеволодовна была обаятельна и многогранно образована. Милая Танечка блестяще разбиралась в живописи, особенно в иконописи, она могла часами рассказывать о той или иной картине: как она была создана, какие особенные методы использовал тот или иной художник при написании своей работы.

Другой ее страстью было изучение истории различных регионов нашей необъятной Родины. В молодые годы она пешком прошла весь Кавказ и знала мельчайшие подробности истории того или иного края, особенности его быта и культуры. В более зрелом возрасте она вместе с мужем и сыном объездила не только города «Золотого кольца», но и города Сибири, Урала. Свою страсть к изучению архитектурных памятников нашей страны она привила своему сыну, деятельность которого непосредственно связана в данное время с восстановлением архитектурных памятников России.

Часто вспоминаю наши поездки на научные конференции и съезды. Особенно запомнилась поездка на конференцию в город Горький. С каким воодушевлением и подробностями она часами рассказывала об истории Горьковского Кремля и окрестностях города.

Несколько слов хочется сказать о ее разносторонней деятельности руководителя и организатора секции дефектологии педагогического общества РСФСР. Под ее руководством проводилась ни одна конференция практических работников по вопросам разработки и обсуждения комплекса восстановительных мероприятий по коррекции нарушенных функций в специальных учреждениях.

Татьяна Всеволодовна подготовила к защите ни одну кандидатскую и докторскую диссертации, в том числе дефектологов из Вьетнама, Польши и других стран.

Она была преданным другом, большим профессионалом и добрым наставником не только в науке, но и в жизни; она умела сопереживать вместе с нами наши успехи, беды и напасти.

К.п.н. Маргарита Васильевна Ипполитова

Воспоминания Т.К. Королевской. Штрихи к портрету 


Всегда было приятно просто увидеть Татьяну Всеволодовну, поздороваться с ней. Ее манеру обхождения (как сказали бы раньше) невозможно скопировать, этому невозможно научиться, – это формируется атмосферой, в которой вырастает ребенок, а за плечами Татьяны Всеволодовны виделись поколения благородных и образованных людей. Всегда и с любым человеком обхождение это было абсолютно одинаковым. И даже, если бы наше общение исчерпывалось бы только взаимными приветствиями, доброжелательная интонация, милая, женственная улыбка Татьяны Всеволодовны остались бы в моей памяти навсегда…

Во времена, которые я сейчас вспоминаю, в школе-интернате № 101 для глухих детей работало много учителей, не безразличных к судьбе своих подопечных. Среди учеников довольно часто появлялись «дети-загадки», в чьих особенностях педагоги не могли разобраться своими силами, а ведь так хотелось хорошо их научить! Именно к Татьяне Всеволодовне и ее коллегам (прежде всего, Яшковой Н.В.) мы обращались за помощью. Бессчетное количество раз команда сотрудников Института приезжала, чтобы тщательным образом «разобраться» с детьми.

Наступил момент и моей встречи с «загадочными» детьми. В 1984/85 учебном году в школе-интернате № 101 для глухих детей Москвы был организован приготовительный класс для детей, имеющих чрезвычайно низкий уровень дошкольной подготовки. По существовавшим в то время правилам администрация не могла уменьшить количество детей в классе, поэтому класс из 13 человек был назван «диагностический» (существовала тогда удивительная придумка чиновников – присвоение такого статуса, ничем не обеспеченного). Весьма незначительное продвижение детей после первого года обучения и наблюдения за ними во время индивидуальных занятий утвердили нас в мысли, что эти дети очень отличаются от обычных глухих детей.

Мы не видели проблемы в том, где искать помощи. Мое почти внезапное появление и эмоциональные рассказы нарушили привычный режим жизни лаборатории Т.В.Розановой, тем не менее, меня терпеливо выслушали, после началось чаепитие и совершенно незапланированное заседание лаборатории. Обсуждался только один вопрос: «Когда мы сможем поехать в школу?»

Вот с этого момента и началось выявление детей с ЗПР среди глухих школьников.

Для лаборатории Т.В.Розановой подобное исследование стало незапланированным, тем не менее, еженедельно доктор наук Т.В.Розанова и ее коллеги – кандидаты наук «на перекладных» отправлялись на окраину Москвы, проводили долгие часы с детьми. За полгода тщательное клинико-психологическое обследование всех наших учеников было проведено!

Обследование показало, у восьми детей имелась первичная ЗПР, появились первые материалы и для этих детей, наконец, был организован особый класс, и они начали учиться по программе, специально для них разработанной лабораторией Т.С. Зыковой.

То, о чем я вспомнила, всего лишь маленький эпизод из жизни и работы в профессии Татьяны Всеволодовны Розановой – красивой, милой женщины, высокообразованного специалиста и честного человека.

Т.К. Королевская


О моем учителе Татьяне Всеволодовне Розановой


В Научно-исследовательский институт дефектологии АПН РСФСР я поступила работать лаборантом в 1961 году в лабораторию сурдопсихологии. Ею руководил профессор Иван Михайлович Соловьев. Кроме него в лаборатории работали: старший научный сотрудник, кандидат психол. наук Т.В. Розанова, младший научный сотрудник, кандидат психол. наук Н.В. Яшкова и я, лаборантка со среднем образованием. В 1962 году я поступила на дефектологический факультет МГЗПИ.

С первых дней моего знакомства с Т.В. Розановой она стала для меня Учителем в высоком смысле этого слова. И оставалась им до последних дней своей жизни.

Наши личностные отношения больше всего походили на отношения матери и дочери. Татьяна Всеволодовна стала неустанно заботиться о моем развитии с первых дней работы в Институте. Что я умела к тому времени? Только читать и писать. Постепенно, из года в год, я стала постигать и любить науку психологию, находясь рядом с Т. В. Розановой и работая под её руководством. Я видела, как страстно она любила эту науку. Это была страсть свободная от карьеризма. Именно такое отношение приковывало меня и огромное количество людей к Татьяне Всеволодовне.

В моей душе остались удивительные воспоминания: Т.В. Розанова, будучи истинным ученым, обладала врожденной интеллигентностью, внешним обаянием, женственностью и поэтому была понятна каждому, кто лично с ней общался. Её простые бесхитростные слова, ясность мыслей, истинные психологические знания создавали хорошую научную атмосферу в нашей лаборатории.

Вместе с тем за советом к Татьяне Всеволодовне обращались многие сотрудники Института дефектологии, и что меня удивляло и радовало – приезжали коллеги со всего Советского Союза, где функционировали дефектологические отделения. И она в силу своих человеческих качеств делала очень много для людей, не жалея ни времени, ни сил. То и дело возникали интересные научные дискуссии.

Когда я закончила институт, Татьяна Всеволодовна стала моим научным руководителем (я была её первым соискателем). Это были для меня лучшие годы творческой работы. Она терпеливо обучала меня, как подбирать исследовательский материал, скрупулезно анализировать и обобщать, делать научные и практические выводы. Татьяна Всеволодовна развивала у меня психологическое «чутьё».

В работе с научной литературой мне было порой трудно в ней ориентироваться. И тогда Татьяна Всеволодовна произносила: «Возьми фонарь, войди в алтарь, раскрой словарь». Это её присказка научила меня раз и навсегда, как надо читать научную литературу и самой писать научные статьи.

Позже она руководила и другими научными сотрудниками и постепенно стала появляться её научная психологическая школа, которая ширилась и развивалась благодаря исключительно строгой и стройной системе организации научно-исследовательской работы. Татьяна Всеволодовна была центром кристаллизации научных идей и всегда держала научную мысль на высоком уровне.
Вместе с тем, многие практические работники детских учреждений, студенты стремились её услышать и получить ответы на свои вопросы. Она легко передавала знания людям.

Обаятельный и скромный человек по природе, Т.В. Розанова по характеру не знала внутренней неустойчивости и компромиссов с совестью.

Все, кто хотя бы раз общался с Т.В. Розановой, ну а мы, её ученики и продолжатели, навсегда сохраним в своих душах глубокую благодарность этому замечательному человеку, ученому, женщине.

канд. психол. наук Т.П. Назарова


Работает на Amiro CMS - Free