Слезина Нина Феодосьевна. Воспоминания

Воспоминания
Режим чтения


Скромное величие

При мысли о Нине Феодосьевне в моей голове возникает образ величественный, монументальный. Так было всегда, но только теперь я задумалась, почему так происходит… Рост у Н.Ф. был обычный, фигура не имела «выдающихся» очертаний, походка – легкая, руки – маленькие и очень изящные, туалеты – сдержанные, незаметные – вообще «пальто», «платье». Говорила Нина Феодосьевна, как правило, негромко, а вот интонации были богатейшие, свободные, открытые. И осанка, посадка головы – просто царские. Да, Нина Феодосьевна была из тех, кто ни при каких обстоятельствах не суетился, не допускал никакого «мельтешения» ни в рассуждениях, ни в беседах, ни в отношениях. Абсолютно невозможно представить себе Нину Феодосьевну, шепчущуюся с кем-то в дальнем углу коридора! Даже в «те» времена она громко говорила то, что думала. Могла ошибаться и ошибалась, но это были именно ошибки, а не заранее продуманные ходы в тонко выстроенной игре.

Человек острого ума, разносторонне образованный, блестяще владевший русским языком, Нина Феодосьевна смысл своей жизни видела в служении науке и культуре. Бескомпромиссно и откровенно (так же, как она делала это в отношении других) она сама раз и навсегда определила свое место во второй шеренге и никогда не стремилась «сделать два шага вперед». Иначе трудно понять, как такая многолетняя напряженная, разносторонняя, успешная работа в дефектологии не завершилась написанием докторской диссертации? Даже обсуждение подобной возможности не допускалось – все усилия были направлены на исполнение роли «Верного помощника».

Не удивительно, что на свет не появилось ни одного печатного слова размышлений Нины Феодосьевны о том, в чем она так профессионально разбиралась: оперном искусстве, пении, взаимосвязи культур. Долгие годы Н.Ф. была не только секретарем И.С. Козловского – она была его опорой, и выйти за рамки роли «верного помощника» она не позволила себе даже после его смерти… Легко представить себе, как «улетела» бы с прилавков книга впечатлений (рассказов, очерков…) о великом певце. Однако Нина Феодосьевна жила на пенсию, ожидая совпадения периода своего относительного здоровья и предложения небольшой по объему, скромно оплачиваемой работы по профессии.

В 1976 году педагоги-практики слушали цикл лекций о формировании произношения у глухих школьников. Заключительные слова Нины Феодосьевны на последней лекции потонули в аплодисментах – ТАК она сумела рассказать о главном в этой профессии…

Какими защищенными были мы в тени людей такого масштаба!!!

/ Татьяна Касяьновна Королевская





Записка бывшей ученицы школы глухих, адресованная Н.Ф. Слезиной

Фотографии и комментарий к ним, сделанные Н.Ф. Слезиной

Россия, 119121, Москва,
ул. Погодинская, д.8, корп.1
e-mail: muzey@ikprao.ru