Труш Владимир Денисович. Воспоминания

Воспоминания
Режим чтения


В.Д. Труш в Японии

С 13 по 18 сентября 1981 года в Японии в г. Киото проходил X-ый международный конгресс по электроэнцефалографии и клинической нейрофизиологии.

Благодаря уникальному стечению обстоятельств, на этот конгресс смогла попасть небольшая группа туристов из научно-исследовательских институтов Академии педагогических наук СССР. В группу входили А.А. Ибатуллина, В.Д. Труш и я, Т.М. Марютина.

Поездка, кроме научной части, предусматривавшей участие в работе конгресса, включала интересную развлекательную программу, связанную с посещением достопримечательностей в Токио, Киото, Наре. Программа тура была очень насыщенной и аккуратно соблюдалась нашим гидом – приятной японкой по имени Рейко, с большим трудом объяснявшейся на русском языке.

Сегодня нелегко представить себе душевное состояние «простых тружеников советской науки», оказавшихся на короткое время втроем в полной изоляции в далекой Японии. Тем более что до этого случая мы были мало знакомы друг с другом. Хотя я знала Владимира Денисовича по публикациям, это была наша первая личная встреча. Возможно, при других обстоятельствах установление дружеских отношений с Владимиром Денисовичем потребовало бы значительно большего времени. В поездке же, несмотря на разницу в статусе и возрасте, взаимопонимание было достигнуто почти мгновенно.

Мы прилетели в Токио 10 сентября и провели там два чудесных дня, заполненные посещением разных любопытных мест, начиная от театра Кабуки и кончая парком Никко с его знаменитыми достопримечательностями. 12 сентября на скоростном поезде выехали в Киото, где до начала конгресса продолжили знакомиться и восхищаться красотами японской экзотики, такими как Императорский дворец, Золотой Павильон, Сад камней и т.д.

Конгресс проходил в Международном конференц-холле Киото, оригинальном здании, расположенном на берегу озера на окраине города. В день открытия мы опоздали на автобус, который развозил участников по гостиницам, и отправились домой пешком, ориентируясь по карте. Пройти надо было больше 10 км, возглавлял процессию Владимир Денисович. Встречные японцы, к которым мы несколько раз обращались с целью выяснить, в том ли направлении мы идем, смотрели на нас с изумлением и активно советовали воспользоваться такси. Но эта идея никого из нас не привлекала. Путешествие по руслу высохшей реки и темному городу воспринималось нами как забавное приключение.

В.Д. Труш на международной конференции в Японии. 1981 г.
Доклад Владимира Денисовича на конгрессе был посвящен оценке функциональной организации мозга детей в норме и патологии с помощью статистического анализа электроэнцефалограммы. Представленные им данные, касающиеся изменений спектрального состава и функций когерентности ЭЭГ при внимании и выполнении умственных операций у детей с различными вариантами нарушений умственного развития, демонстрировали хорошую согласованность с заключениями нейропсихологических обследований. В совокупности эти результаты свидетельствовали о возможности использования используемых Владимиром Денисовичем статистических показателей ЭЭГ в диагностических целях. Ориентированные на клиническую практику японцы с интересом реагировали на доклад Владимира Денисовича. Вокруг него собралась группа участников, завязалась настоящая дискуссия. Несмотря на лингвистические трудности, он был очень активен, используя все возможные средства (знаки, формулы, рисунки и т.д.), последовали запросы на оттиски, обмен адресами.

В ходе работы конгресса он постоянно проявлял внимание к новым технологиям. Особенно его интересовали исследования, которые были посвящены источникам происхождения биопотенциалов мозга, новым способам обработки электроэнцефалограммы, сопоставлению данных, полученных разными способами, а также использованию различных показателей в диагностике. Рядом с ним ознакомление с чужими работами превращалось в увлекательное занятие.

Его комментарии отличала высокая интеллектуальная активность и сдержанная точность оценок. В некоторых случаях его замечания были язвительно остроумны, но всегда в границах корректности. Для меня, тогда еще молодого специалиста, это были настоящие уроки научного анализа и просто удовольствие от общения с интеллектуалом и эрудитом.

Р.S. Фотография была сделана на приеме по случаю закрытия конгресса.

Воспоминания Л. Потуловой

Трудно и одновременно легко рассказывать про Володю Труша.

Судьба свела меня с ним достаточно давно в Институте высшей нервной деятельности и нейрофизиологии АН СССР в лаборатории М.Н. Ливанова. Стали работать вместе и дружить. Работала я, как говорится, как у Христа за пазухой. Теперь я особенно понимаю, когда сейчас трудности в работе на всех участках и, прежде всего, из-за нехватки денег и энтузиазма. Тогда все было по-другому. Сидели на работе допоздна и даже ночью (когда исследовали сон). Работоспособность у Володи была потрясающая.

Он был очень деловым и одновременно добрым и интеллигентным человеком. Это было видно и в рабочих успехах и в дружеских отношениях. Я могла всегда на него положиться во всем. Если у меня были трудности в личной жизни и в материальных делах – Труш всегда приезжал и помогал.

На наших общих отдыхах – так называемых «шабашках» – где мы что-то строили, а потом просто отдыхали, в нашей компании (а это почти все научные сотрудники), он был признанный лидер. Лидером он был и официально, т.е. всегда был начальником нашего маленького отряда.

Ему приходилось отвечать за нас всех в смысле материальном, т.е. как он сумеет договориться о работе, потом организовать эту работу, и где жить, и сколько потом получать.

Как он замечательно пел! У него был абсолютный слух и красивый голос. Вечера, а иногда ночи, мы пели, Володя пел лучше всех. И замечательно относился ко всем женщинам, последний тост в наших пирушках всегда был от Труша – «За наших прекрасных женщин!».

При всей его интеллигентности он мог быть очень твердым и решительным. Как-то после очередной «шабашки» мы отдыхали, плавая на теплоходах по Волге. В нижнем Новгороде (тогда Горьком) мы (в основном, женщины) и Володя стояли в очереди за билетами. А количество билетов в кассе было ограничено. И продавать их должны были только тогда, когда придет теплоход. Вот стоим мы первые около кассы и ждем (причем долго), и вдруг впереди нас становится какая-то нахальная баба (женщиной ее трудно назвать, хотя одета она была что надо) и говорит, что она здесь стояла давно до нас и поэтому будет первая получать эти ценные билеты. Мы – женщины – стали нервничать и возмущаться таким нахальством. А Володя стоит и спокойно читает газету. Но, как только открылось окошечко кассы, Труш молча решительно «отодвинул» тетку в сторону и взял эти билеты. Мы были все поражены его выдержанным спокойствием и решительностью в этой ситуации.

Л.Потулова

Из воспоминаний друзей и близких

Владимир Денисович обладал удивительной способностью собирать вокруг себя хороших людей. Его доброжелательность, интеллигентность, умение слушать и услышать человека, понять его, привлекала к нему самых разных людей.

Прошло много лет с тех пор, как его не стало, но близкие его друзья и те, кто с ним хотя бы немного соприкасался, помнят о нем.

Владимир Денисович очень любил путешествовать. Он был инициатором и организатором незабываемых и, казалось, неосуществимых поездок на Сахалин, Камчатку, Памир, Байкал и в другие заповедные места. Он был лидером во всем, причем это получалось как бы помимо его воли. С ним не всегда было легко, но всегда надежно.

Владимир Денисович был собранным, ответственным и мужественным человеком, обладал большим чувством юмора. Даже когда он тяжело заболел и понял, что надеяться можно только на чудо, он не утратил этих качеств, что очень помогало его близким…

Н.А. Лазарева

Россия, 119121, Москва,
ул. Погодинская, д.8, корп.1
e-mail: muzey@ikprao.ru